Башня из черного дерева анализ


Тема 6. Анализ повести Дж. Фаулза «Башня из черного дерева»

Вопросы для обсуждения

1. Поэтика названия повести.

2. Проблематика повести.

3. Символика в повести.

4. Роль эпиграфа.

5. Образы героев.

6. Как герои противопоставлены друг другу?

7. Трактовка феномена художника в повести.

8. Концепция творчества в повести.

9. Интертекстуальные отсылки.

10. Проявления постмодерной эстетики в повести.

Литература

1. Михальская Н. П. История английской литературы : [учеб. для студ. филол. и лингв, фак. высш. пед. учеб. заведений] / Н. П. Михальская. – М.: Академия, 2007. – 480 с.

2. Ивашева В. В. Что сохраняет время. Литература Великобритании 1945- 1977 / В. В. Ивашева. – М.: Советский писатель, 1979. – 336 с.

3. Фаулз // Путеводитель по английской литературе / [под ред. М. Дрэббл и Дж. Стрингер]; [пер. с англ.]. – М.: Радуга, 2003. – 928 с.

4. Зарубежная литература от античности до постмодернизма. Пособие для учащихся старших классов и студентов гуманитарных специальностей [Электронный ресурс]. – Режим доступа к ист.: http://www.licey.net/lit/foreign/faulz

Задания

1. При подготовке к занятию проведите самостоятельную работу со следующими терминами: интертекст, интертекстуальность, авангардная живопись, абстрактная живопись. Ознакомьтесь с иллюстрациями авнгардной живописи.

2. Охарактеризуйте двух художников: Дэвида и Генри Бресли, пользуясь текстом. Чем отличаются их эстетические вкусы? Аргументируйте точку зрения знаменитого художника на искусство.

3.Объяните смысл названия повести, что скрывается за «башней из черного дерева»?

Прочитайте статью Е.С. Анненковой «Метафизика жизни и искусства в повести Джона Фаулза «Башня из черного дерева». Согласны ли вы с проведенной аналогией – «такое современное искусство Бресли называет «башней из черного дерева», устрашающим предостережением ему стал знаменитый «Черный квадрат» К. Малевича. Квадрат собственно вовсе и не является квадратом, и чернота его кажущаяся, искусно созданная иллюзия, красноречиво свидетельствующая, по словам А. Бенуа, о царстве пришедшего Хама. После этой картины в палитре современного искусства возобладала черная краска, воцарился идеал «черноты», что «по своему содержанию является одним из глубочайших импульсов абстрактного искусства»?

4. Обратите внимание на финал повести. Как вы понимаете слова Д. Уильямса: «Уцелел».

Справочные материалы

Творчество Джона Фаулза (1926 -2005),выступившего с первым романом в 1963 г., когда уже отгремела слава «рассерженных». «Коллекционер» — парафраз на сюжет «Бури», поднимающий важнейшую проблему XX в.— оскудение души и утраты духовности.

В художественном мире Джона Фаулза сочетаются две национальные традиции — английская и французская. Фаулз использует в своем творчестве и жанровые формы, не свойственные англий­скому национальному сознанию (например, лэ Марии Французской в сборнике новелл «Башня из черного дерева»). Писатель с радостью отдается игровой стихии, пародирует модернизм — и попадает под его влияние, восстанавливает викторианский стиль мышления и сам же смеется над реконструированными моральными ценностями, сталкивает два века — викторианский и современный — в романе «Женщина французского лейтенанта» (1969). Знание французской культуры и философии дает ему возможность взглянуть на собственную литературу как бы со стороны, не боясь смелых экспериментов с героями, жанрами, повествовательными формами.

Герою своего романа «Маг» (1966—1977) он дает имя д'Юрфе, заимствованное у автора знаменитой «Астреи». Пасторальный роман уходит в глубокое подполье творческого сознания писателя, который использует в этом произведении постмодернистскую структуру, основанную на игре иллюзий, положений, столкновений, пограничных ситуаций, для того чтобы заставить своего героя пропутешествовать по затаенным уголкам собственного сознания. Мотив поисков собственного «я», утраченной сути индивида проходит через все романы Джона Фаулза. Иногда герой находит утраченное подлинное «я», хотя бы на короткое мгновение познает существенное и важное, ради чего стоит жить, что выходит за рамки повседневности и обыденности, а потом снова возвращается к обыденности. Дэвид Уильяме, приезжающий к знаменитому мастеру в Контаминэ («Башня из черного дерева», 1974), открывает для себя непривычные способы существования, не подпадающие ни под какую классификацию, но его, как, впрочем, всех незаурядных героев Фаулза, преследует «непоследовательность воплощения замысла», которая, видимо, и запланирована самим Фаулзом. В «Башне из черного дерева» содержится другая, «иностранная» философия жизни, философия искусства, не имеющая ничего общего со стереотипными представлениями о художнике, искусстве и ре­альности.

Джон Фаулз особенно интересуется проблемой искусства в самом широким смысле этого слова и проблемой творческогосознания — его ранимости, способов восстановления жизнеспо­собности и жизнедеятельности. Таковы его романы «Даниэл Мартин» (1977), «Мантисса» (1982), таков сборник новелл «Башня из черного дерева». Не случайно в романах Фаулза существует кажущееся романтическое двоемирие — существование вымышленного и реального. Но противопоставление этих двух миров имеет не только романтический характер. Мир реальный, существующий, от которого всегда бежит герой Фаулза, в определенной степени дистанцирован и от персонажей, и от автора. «Мир, созданный по всем правилам искусства,— пишет Фаулз в романе «Женщина французского лейтенанта»,— должен быть независим от своего создателя».

Все герои Фаулза — паломники, путешественники не только за собственным «я», своей сутью и природой, они ищут истину и красоту, свободу и идеалы, они максималисты потенциальные, но посредственности в исполнении своих замыслов.

Стремясь обрести истинную мудрость и истинное знание, герой Фаулза постоянно находится в поисках и движении, оправдывая открытость концовки, но отвергая относительность нравственных ценностей XX в. Фаулз защищает институт гуманизма и роман «как гуманистическое предприятие», опираясь на великую традицию английской литературы и культуры в целом. В книгах писателя вырисовывается богатая энциклопедия цитат и парафраз Филдинга и Смоллета, Стерна и Диккенса, Шекспира и Аристотеля, Монтеняи Вольтера, Харда и М. Арнольда, Маркса и Дарвина, что делает творчество Фаулза особенно примечательным и независимым от современных модных сиюминутных течений и влияний, привлекательным для думающего читателя, приглашенного на зрелище с поистине роскошным викторианским оформлением, включающим различные стереотипы мышления частного и общественного, эли­тарного и массового. Эксперимент Фаулза с творческим сознанием проводится в разных произведениях по-разному, в зависимости от жанра, степени условности сюжета и отталкивания от традиции. История сама по себе, будь то загадочное убийство или игра в покинутую любовником женщину —разные степени отвлеченности от реальности, заключающей в себе возможности фрагментации и распада. Соответственно убедительной представляется мифологиче­ская основа реконструированного творческого сознания, травмированного катастрофой.

Материалы к занятию

Е.С. Анненкова



Читайте также:

 

Проблемы искусства в повести Д. Фаулза «Башня из черного дерева» — МегаЛекции

В небольшой повести «Башня из черного дерева» нашла выражение философская система взглядов Д. Фаулза, специфика его отношения к природе творчества, взгляд на смысл и задачи искусства, на образ художника и на творчество как путь к самопознанию.

В повести исследуются проблемы соотношения искусства классического и современного, абстрактного. Неприятие абстрактного направления связано здесь с тем, что искусство для Фаулза – не суррогат действительности, а ее метафора, т.е. ее особая интерпретация. Писатель рассматривает искусство в категориях не столько эстетических, сколько этических, считая поэтому, что «абстрактное искусство есть бегство от ответственности перед человеком и обществом.» Абстракция может быть красивым сочетанием форм, цветов, линий, пятен, может выражать мгновенную эмоцию, настроение или идею, но абстракция слишком далека от реальности, чтобы нести какую-то этическую смысловую нагруженность. Это своего рода игра, игра ума, но так как искусство - единственное, по Фаулзу, что требует абсолютно серьезного к себе отношения, то эта игра ума не может приниматься как истинное искусство в его нравственной функции. Выверенность абстракции противоречит самой пророде искусства. «Отвлеченные понятия в самой своей основе опасны для искусства, потому что отвергают реальность человеческого существования ... потому что художник боится быть понятным.» Поэтому особое значение приобретает вопрос о смысле и возможностях творчества.

Для Фаула важна дидактическая функция искусства; оно призвано учить. В трактате «Аристос» Фаулз пишет: «Первейшая задача ...искусства, науки, философии, религии – приблизить человека к постижению истины». Для него огромным значением обладает нравственная задача искусства и его ответственность, смысл искусства, раскрывающийся в возможности достичь самопознания. Человек, по Фаулзу, должен идти по пути «постоянной переделки самого себя». Соответственно, искусство должно быть не сферой избранных или уходом в «башню из слоновой кости», а ступенью на пути к самосознанию, а также попыткой изменить мир.



В повести «Башня из черного дерева» Фаулз касается чрезвычайно важного для него вопроса о соотношении искусства и общепринятой морали. Художник, по глубокому убеждению Фаулза, должен быть способен жить по законам искусства, то есть вне общепринятых догм, законов и правил. В повести явно противопоставлены друг другу два образа художника, и, соответственно, два образа жизни в искусстве: процветающий художник-абстракционист Дэвид Уильямс ведет уютное, благополучное, но «неподлинное» существование – живет, «как все», тогда как старый художник Генри Бресли, верный классическим традициям, противостоит новомодным тенденциям в искусстве и общепринятым правилам поведения и обрекает себя на бесприютную, но подлинную жизнь.

Также для Фаулза важна проблема бытия искусства в системе художественной традиции. Истинное искусство, являясь непрерывным и преемственным процессом, не может существовать изолированно. В «Башне...» мировая культурная традиция составляет неотъемлемую часть смысловой ткани произведения. Отказ от «корней», по Фаулзу, влечет за собой потерю самой сущности искусства, которое становится игрой ума и теряет смысл.

Повесть «Башня из черного дерева» дает возможность уяснить художественные и философские взгляды автора, его отношение к проблеме творчества, задачам искусства и назначению художника.

Джон Фаулз

Джон Фаулз. Первый роман – «Коллекционер»-1963 году. Он появился слишком рано для того чтобы быть прочитанным. В этом романе история чудовища, похитившего красавицу. Чудовище не влюблён в красавицу: она для него - экземпляр коллекции. Героиню зовут Миранда (первоисточник – «Буря» Шекспира).

1966 – 1-ая редакция «Волхва», 1978 – 2-ое издание, переработанное и сокращённое.

В романе доминирует мысль: все, что герой воспринимает как знание есть всего лишь картинка. Николай – молодой человек, который думает, что если он окончил университет, то он всё знает. Его позиция – позиция экзистенциализма. Фаулз в некоторой степени разделяет эти идеи, но, возможно, он с ними полемизирует.

1909-самое известное произведение «Женщина французского лейтенанта» Автор, на основе викторианской литературе строит свою Викторианскую Англию. Идёт пародирование клише: девушка викторианской эпохи. В романе «Женщина фр. Лейтенанта», Эрнестина и Сара – добродетельные девушки, но ни одна из них не соответствует тому стереотипу, которого мы ожидаем от них.

В 80-е годы продолжил свою творческую деятельность, но затем стал писать эссе и философские трактаты.

Женщина французского лейтенанта (French Lieutenant's Woman) Роман (1969)

 

Ветреным мартовским днем 1867 г. вдоль мола старинного городка Лайм-Риджиса на юго-востоке Англии прогуливается молодая пара. Дама одета по последней лондонской моде в узкое красное платье без кринолина, какие в этом провинциальном захолустье начнут носить лишь в будущем сезоне. Ее рослый спутник в безупречном сером пальто почтительно держит в руке цилиндр. Это были Эрнестина, дочь богатого коммерсанта, и ее жених Чарльз Смитсон из аристо­кратического семейства. Их внимание привлекает женская фигура в трауре на краю мола, которая напоминает скорее живой памятник погибшим в морской пучине, нежели реальное существо. Ее называют несчастной Трагедией или Женщиной французского лейтенанта. Года два назад во время шторма погибло судно, а выброшенного на берег со сломанной ногой офицера подобрали местные жители. Сара Вудраф, служившая гувернанткой и знавшая французский, помогала ему, как могла. Лейтенант выздоровел, уехал в Уэймут, пообещав вернуть­ся и жениться на Саре. С тех пор она выходит на мол, «слоноподоб­ный и изящный, как скульптуры Генри Мура», и ждет. Когда молодые люди проходят мимо, их поражает ее лицо, незабываемо-трагическое: «скорбь изливалась из него так же естественно, незамут­ненно и бесконечно, как вода из лесного родника». Ее взгляд-клинок пронзает Чарльза, внезапно ощутившего себя поверженным врагом таинственной особы.

 

Чарльзу тридцать два года. Он считает себя талантливым ученым-палеонтологом, но с трудом заполняет «бесконечные анфилады досу­га». Проще говоря, как всякий умный бездельник викторианской эпохи, он страдает байроническим сплином. Его отец получил поря­дочное состояние, но проигрался в карты. Мать умерла совсем моло­дой вместе с новорожденной сестрой. Чарльз пробует учиться в Кембридже, потом решает принять духовный сан, но тут его спешно отправляют в Париж развеяться. Он проводит время в путешествиях, публикует путевые заметки — «носиться с идеями становится его главным занятием на третьем десятке». Спустя три месяца после воз­вращения из Парижа умирает его отец, и Чарльз остается единствен­ным наследником своего дяди, богатого холостяка, и выгодным женихом. Неравнодушный к хорошеньким девицам, он ловко избегал женитьбы, но, познакомившись с Эрнестиной Фримен, обнаружил в ней незаурядный ум, приятную сдержанность. Его влечет к этой «са­харной Афродите», он сексуально неудовлетворен, но дает обет «не брать в постель случайных женщин и держать взаперти здоровый по­ловой инстинкт». На море он приезжает ради Эрнестины, с которой помолвлен уже два месяца.

 

Эрнестина гостит у своей тетушки Трэнтер в Лайм-Риджисе, по­тому что родители вбили себе в голову, что она предрасположена к чахотке. Знали бы они, что Тина доживет до нападения Гитлера на Польшу! Девушка считает дни до свадьбы — осталось почти девянос­то... Она ничего не знает о совокуплении, подозревая в этом грубое насилие, но ей хочется иметь мужа и детей. Чарльз чувствует, что она влюблена скорее в замужество, чем в него. Однако их помолвка — взаимовыгодное дело. Мистер Фримен, оправдывая свою фамилию (свободный человек), прямо сообщает о желании породниться с аристократом, несмотря на то что увлеченный дарвинизмом Чарльз с пафосом доказывает ему, что тот произошел от обезьяны.

 

Скучая, Чарльз начинает поиски окаменелостей, которыми славят­ся окрестности городка, и на Вэрской пустоши случайно видит Жен­щину французского лейтенанта, одинокую и страдающую. Старая миссис Поултни, известная своим самодурством, взяла Сару Вудраф в компаньонки, чтобы всех превзойти в благотворительности. Чарльз, в обязанности которого входит трижды в неделю наносить визиты, встречает в ее доме Сару и удивляется ее независимости.

 

Унылое течение обеда разнообразит лишь настойчивое ухаживание голубоглазого Сэма, слуги Чарльза, за горничной мисс Трэнтер Мэри, самой красивой, непосредственной, словно налитой девушкой.

 

На следующий день Чарльз вновь приходит на пустошь и застает Сару на краю обрыва, заплаканную, с пленительно-сумрачным лицом. Неожиданно она достает из кармана две морские звезды и протяги­вает Чарльзу. «Джентльмена, который дорожит своей репутацией, не должны видеть в обществе вавилонской блудницы Лайма», — произ­носит она. Смитсон понимает, что следовало бы подальше держаться от этой странной особы, но Сара олицетворяет собой желанные и не­исчерпаемые возможности, а Эрнестина, как он ни уговаривает себя, похожа порою на «хитроумную заводную куклу из сказок Гофмана».

 

В тот же вечер Чарльз дает обед в честь Тины и ее тетушки. При­глашен и бойкий ирландец доктор Гроган, холостяк, много лет доби­вающийся расположения старой девы мисс Трэнтер. Доктор не разделяет приверженности Чарльза к палеонтологии и вздыхает о том, что мы о живых организмах знаем меньше, чем об окаменелостях. Наедине с ним Смитсон спрашивает о странностях Женщины французского лейтенанта. Доктор объясняет состояние Сары присту­пами меланхолии и психозом, в результате которого скорбь для нее становится счастьем. Теперь встречи с ней кажутся Чарльзу исполнен­ными филантропического смысла.

 

Однажды Сара приводит его в укромный уголок на склоне холма и рассказывает историю своего несчастья, вспоминая, как красив был спасенный лейтенант и как горько обманулась она, когда последовала за ним в Эймус и отдалась ему в совершенно неприличной гостинице:

 

«То был дьявол в обличий моряка!» Исповедь потрясает Чарльза. Он обнаруживает в Саре страстность и воображение — два качества, ти­пичных для англичан, но совершенно подавленных эпохой всеобщего ханжества. Девушка признается, что уже не надеется на возвращение французского лейтенанта, потому что знает о его женитьбе. Спуска­ясь в лощину, они неожиданно замечают обнимающихся Сэма и Мэри и прячутся. Сара улыбается так, как будто снимает одежду. Она бросает вызов благородным манерам, учености Чарльза, его при­вычке к рациональному анализу.

 

В гостинице перепуганного Смитсона ждет еще одно потрясение: престарелый дядя, сэр Роберт, объявляет о своей женитьбе на «неприятно молодой» вдове миссис Томкинс и, следовательно, лишает племянника титула и наследства. Эрнестина разочарована таким по­воротом событий. Сомневается в правильности своего выбора и Смитсон, в нем разгорается новая страсть. Желая все обдумать, он собирается уехать в Лондон. От Сары приносят записку, написанную по-французски, словно в память о лейтенанте, с просьбой прийти на рассвете. В смятении Чарльз признается доктору в тайных встречах с девушкой. Гроган пытается объяснить ему, что Сара водит его за нос, и в доказательство дает прочитать отчет о процессе, проходившем в 1835 г. над одним офицером. Он обвинялся в изготовлении аноним­ных писем с угрозами семье командира и насилии над его шестнад­цатилетней дочерью Мари. Последовала дуэль, арест, десять лет тюрьмы. Позже опытный адвокат догадался, что даты самых непри­стойных писем совпадали с днями менструаций Мари, у которой был психоз ревности к любовнице молодого человека... Однако ничто не может остановить Чарльза, и с первым проблеском зари он отправля­ется на свидание. Сару выгоняет из дома миссис Поултни, которая не в силах перенести своеволие и дурную репутацию компаньонки. Сара прячется в амбаре, где и происходит ее объяснение с Чарльзом. К не­счастью, едва они поцеловались, как на пороге возникли Сэм и Мэри. Смитсон берет с них обещание молчать и, ни в чем не признавшись Эрнестине, спешно едет в Лондон. Сара скрывается в Эксетере. У нее есть десять соверенов, оставленные на прощание Чарльзом, и это дает ей немного свободы.

 

Смитсону приходится обсуждать с отцом Эрнестины предстоя­щую свадьбу. Как-то, увидев на улице проститутку, похожую на Сару, он нанимает ее, но ощущает внезапную тошноту. Вдобавок шлюху также зовут Сарой.

 

Вскоре Чарльз получает письмо из Эксетера и отправляется туда, но, не повидавшись с Сарой, решает ехать дальше, в Лайм-Риджис, к Эрнестине. Их воссоединение завершается свадьбой. В окружении се­мерых детей они живут долго и счастливо. О Саре ничего не слышно.

 

Но этот конец неинтересен. Вернемся к письму. Итак, Чарльз спешит в Эксетер и находит там Сару. В ее глазах печаль ожидания. «Мы не должны... это безумие», — бессвязно повторяет Чарльз. Он «впивается губами в ее рот, словно изголодался не просто по женщи­не, а по всему, что так долго было под запретом». Чарльз не сразу по­нимает, что Сара девственна, а все рассказы о лейтенанте — ложь. Пока он в церкви молит о прощении, Сара исчезает. Смитсон пишет ей о решении жениться и увезти ее прочь. Он испытывает прилив уверенности и отваги, расторгает помолвку с Тиной, готовясь всю жизнь посвятить Саре, но не может ее найти. Наконец, через два года, в Америке, он получает долгожданное известие. Возвратившись в Лондон, Смитсон обретает Сару в доме Росетти, среди художников. Здесь его ждет годовалая дочка по имени Лалаге-ручеек.

 

Нет, и такой путь не для Чарльза. Он не соглашается быть игруш­кой в руках женщины, которая добилась исключительной власти над ним. Прежде Сара называла его единственной надеждой, но, приехав в Эксетер, он понял, что поменялся с ней ролями. Она удерживает его из жалости, и Чарльз отвергает эту жертву. Он хочет вернуться в Америку, где открыл «частицу веры в себя». Он понимает, что жизнь нужно по мере сил претерпевать, чтобы снова выходить в слепой, со­леный, темный океан.

 

16,17. Джером Девид Сэлинджер.

АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Ничуть не уступает довоенной. Война стала проверкой ценностей. Наша литература о войне трагедийна, позитивна, не бессмысленна, гибелт героя не абсурдна. Американцы изображают войну как абсурд, переносят акцент на бессмысленную дисциплину и неразбериху.

Человек, воюющий со смыслом либо фогнатик, либо сумасшедший. Цели войны ничего общего не имеют с человеческой жизнью. Эта литература более индивидуалистична.

Первые годы после войны – самое мрачное время для интеллектуалов: холодная война карибский кризис, война во Вьетнаме. Комиссия (1 953) по расследованию антиамериканской деятельности, многие деятели кино и литературы привлекались к проверке на благонадежность.

Экономика страны росла, страна становилась пошлой и циничной. Интеллектуалы бунтовали против прагматизма (Д.Стейнбек, А.Миллер, Д.Гарднер, Н. Миллер), против бездуховности и тоталитаризма. Они попытались играть роль духовных вождей, нонконформистов (буддизм, новое христианство).

Джером Девид Сэлинджер. В 1951 написал «Над пропастью во ржи». Отразил дух времени и целого поколения. Холден Колфилд одновременно и нечно большее, он стал символической, мифологической фигурой. Но это и конкретный образ: из множества конкретных деталей, его речь несет на себе отпечаток времени, она придает основное обаяние книге. Речь состоит из сленга американских старшеклассников. Жанр –0 роман-воспитание, но занимает особое положение. Холден отвергает взрослую жизнь (пропасть) без колебаний. В неврозе Холдена его способ ухода от реальности, он одержим идеей чистой жизни, его посещает мысль о смерти.

Автор в книге скрыт. Герой живет в духовном вакууме, нет рядом ни одного взрослого, которому можно довериться. Создается впечатление, что Селинджер с ним согласен. Но в самой повести его правота и неправота утверждается одновременно, не следует Холдена принимать на веру. Книга предполагает сочетание снисходительности и юмора.

В литературном отношении компромиссна.

Движение битников и американская литература

Литература битников одно из центральных событий. С одной стороны били связаны с движением контестации, с другой стороны с авангардом. Литературная программа восходит к Рембо, сюрреалистам, была последней серьезной попыткой реализовать авангард.

Это Керуак, Ринсберг и Берроуз говорят о поколении битников (нонконформистски настроенной молодежи 50-60х гг.). Социально обусловлены хипкультурой (хипстерами). Хипстеры – не просто социальные маргиналы, хоть они и были люмпенами, но были ими добровольно. Хипстер – белый негр (пьяницы, наркоманы, проститутки), они сознательно противопоставляют себя культуре. Это социально-культурная эмиграция на дно, люмпен-интеллигентская богема. Акт негативизма, отрицание ценностей общества, хотели почувствовать озарение.

Смысловой центр – негритянская музыка, алкоголь, наркотики, гомосексуализм. В круг ценностей входит сартровская свобода, сила и напряженность душевных переживаний, готовность к наслаждениям. Яркая манифестация, контркультура. Безопасность для них – скука, а потому болезнь: жить быстро и умереть молодым. Но в действительности все было пошлее и грубее. Битники героизировали хипстеров, придавали ми социальную значимость. Писатели этой жизнью жили, но маргиналами не были. Битники не были литературными выразителями, они только создавали культурный миф, образ романтического бунтаря, святого безумца, новую знаковую систему. Им удалось привить обществу стиль и вкусы маргиналов.

Изначильно биники по отношению к обществу были настроены враждебно. В этом похожи на Рембо и Уитмена, сюрреалистов, экспрессионистов (Миллер, Г.Стайн. и др.) Все авторы, творившие спонтанно могут быть названы предшественниками битников. В музыке парралельно были джазовые импровизации.

Битники считали. Что в литературе жизнь должна быть изображена потоком без сюжета и композиции, поток слов должен изливаться свободно, на практике же не были так радикальны.

 

Джером Д. Сэлинджер

Над пропастью во ржи (The Catcher in the Rye)

Роман (1951)

Семнадцатилетний Холден Колфилд, находящийся в санатории, вспо­минает «ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым Рож­деством», после чего он «чуть не отдал концы», долго болел, а теперь вот проходит курс лечения и вскоре надеется вернуться домой.

Его воспоминания начинаются с того самого дня, когда он ушел из Пэнси, закрытой средней школы в Эгерстауне, штат Пенсильва­ния. Собственно ушел он не по своей воле — его отчислили за акаде­мическую неуспеваемость — из девяти предметов в ту четверть он завалил пять. Положение осложняется тем, что Пэнси — не первая школа, которую оставляет юный герой. До этого он уже бросил Элктон-хилл, поскольку, по его убеждению, «там была одна сплошная липа». Впрочем, ощущение того, что вокруг него «липа» — фальшь, притворство и показуха, — не отпускает Колфилда на протяжении всего романа. И взрослые, и сверстники, с которыми он встречается, вызывают в нем раздражение, но и одному ему оставаться невмоготу.

Последний день в школе изобилует конфликтами. Он возвращает­ся в Пэнси из Нью-Йорка, куда ездил в качестве капитана фехтоваль­ной команды на матч, который не состоялся по его вине — он забыл в вагоне метро спортивное снаряжение. Сосед по комнате Стрэдлейтер просит его написать за него сочинение — описать дом или ком­нату, но Колфилд, любящий делать все по-своему, повествует о бейсбольной перчатке своего покойного брата Алли, который исписал ее стихами и читал их во время матчей. Стрэдлейтер, прочитав текст, обижается на отклонившегося от темы автора, заявляя, что тот под­ложил ему свинью, но и Колфилд, огорченный тем, что Стрэдлейтер ходил на свидание с девушкой, которая нравилась и ему самому, не остается в долгу. Дело кончается потасовкой и разбитым носом Колфилда.

Оказавшись в Нью-Йорке, он понимает, что не может явиться домой и сообщить родителям о том, что его исключили. Он садится в такси и едет в отель. По дороге он задает свой излюбленный вопрос, который не дает ему покоя: «Куда деваются утки в Центральном парке, когда пруд замерзает?» Таксист, разумеется, удивлен вопросом и интересуется, не смеется ли над ним пассажир. Но тот и не думает издеваться, впрочем, вопрос насчет уток, скорее, проявление расте­рянности Холдена Колфилда перед сложностью окружающего мира, нежели интерес к зоологии.

Этот мир и гнетет его, и притягивает. С людьми ему тяжело, без них — невыносимо. Он пытается развлечься в ночном клубе при гос­тинице, но ничего хорошего из этого не выходит, да и официант от­казывается подать ему спиртное как несовершеннолетнему. Он отправляется в ночной бар в Гринич-Виллидж, где любил бывать его старший брат Д. Б., талантливый писатель, соблазнившийся больши­ми гонорарами сценариста в Голливуде. По дороге он задает вопрос про уток очередному таксисту, снова не получая вразумительного от­вета. В баре он встречает знакомую Д. Б. с каким-то моряком. Деви­ца эта вызывает в нем такую неприязнь, что он поскорее покидает бар и отправляется пешком в отель.

Лифтер отеля интересуется, не желает ли он девочку — пять дол­ларов на время, пятнадцать на ночь. Холден договаривается «на время», но когда девица появляется в его номере, не находит в себе сил расстаться со своей невинностью. Ему хочется поболтать с ней, но она пришла работать, а коль скоро клиент не готов соответствовать, требует с него десять долларов. Тот напоминает, что договор был на­счет пятерки. Та удаляется и вскоре возвращается с лифтером. Оче­редная стычка заканчивается очередным поражением героя.

Наутро он договаривается о встрече с Салли Хейс, покидает негос­теприимный отель, сдает чемоданы в камеру хранения и начинает жизнь бездомного. В красной охотничьей шапке задом наперед, куп­ленной в Нью-Йорке в тот злосчастный день, когда он забыл в метро фехтовальное снаряжение, Холден Колфилд слоняется по холодным улицам большого города. Посещение театра с Салли не приносит ему радости. Пьеса кажется дурацкой, публика, восхищающаяся знамени­тыми актерами Лантами, кошмарной. Спутница тоже раздражает его все больше и больше.

Вскоре, как и следовало ожидать, случается ссора. После спектакля Холден и Салли отправляются покататься на коньках, и потом, в баре, герой дает волю переполнявшим его истерзанную душу чувст­вам. Объясняясь в нелюбви ко всему, что его окружает: «Я ненави­жу... Господи, до чего я все это ненавижу! И не только школу, все ненавижу. Такси ненавижу, автобусы, где кондуктор орет на тебя, чтобы ты выходил через заднюю площадку, ненавижу знакомиться с ломаками, которые называют Лантов «ангелами», ненавижу ездить в лифтах, когда просто хочется выйти на улицу, ненавижу мерить кос­тюмы у Брукса...»

Его порядком раздражает, что Салли не разделяет его негативного отношения к тому, что ему столь немило, а главное, к школе. Когда же он предлагает ей взять машину и уехать недельки на две покатать­ся по новым местам, а она отвечает отказом, рассудительно напоми­ная, что «мы, в сущности, еще дети», происходит непоправимое:

Холден произносит оскорбительные слова, и Салли удаляется в слезах.

Новая встреча — новые разочарования. Карл Льюс, студент из Принстона, слишком сосредоточен на своей особе, чтобы проявить сочувствие к Холдену, и тот, оставшись один, напивается, звонит Салли, просит у нее прощения, а потом бредет по холодному Нью-Йорку и в Центральном парке, возле того самого пруда с утками, ро­няет пластинку, купленную в подарок младшей сестренке Фиби.

Вернувшись-таки домой — и к своему облегчению, обнаружив, что родители ушли в гости, — он вручает Фиби лишь осколки. Но она не сердится. Она вообще, несмотря на свои малые годы, отлично понимает состояние брата и догадывается, почему он вернулся домой раньше срока. Именно в разговоре с Фиби Холден выражает свою мечту: «Я себе представляю, как маленькие ребятишки играют вече­ром в огромном поле во ржи. Тысячи малышей, а кругом ни души, ни одного взрослого, кроме меня... И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть».

Впрочем, Холден не готов к встрече с родителями, и, одолжив у сестренки деньги, отложенные ею на рождественские подарки, он отправляется к своему прежнему преподавателю мистеру Антолини. Несмотря на поздний час, тот принимает его, устраивает на ночь. Как истинный наставник, он пытается дать ему ряд полезных советов, как строить отношения с окружающим миром, но Холден слишком устал, чтобы воспринимать разумные изречения. Затем вдруг он про­сыпается среди ночи и обнаруживает у своей кровати учителя, кото­рый гладит ему лоб. Заподозрив мистера Антолини в дурных намерениях, Холден покидает его дом и ночует на Центральном вок­зале.

Впрочем, он довольно скоро понимает, что неверно истолковал по­ведение педагога, свалял дурака, и это еще больше усиливает его тоску.

Размышляя, как жить дальше, Холден принимает решение подать­ся куда-нибудь на Запад и там в соответствии с давней американской традицией постараться начать все сначала. Он посылает Фиби запис­ку, где сообщает о своем намерении уехать, и просит ее прийти в ус­ловленное место, так как хочет вернуть одолженные у нее деньги. Но сестренка появляется с чемоданом и заявляет, что едет на Запад с братом. Вольно или невольно маленькая Фиби разыгрывает перед Холденом его самого — она заявляет, что и в школу больше не пойдет, и вообще эта жизнь ей надоела. Холдену, напротив, приходится понево­ле стать на точку зрения здравого смысла, забыв на время о своем всеотрицании. Он проявляет благоразумие и ответственность и убеж­дает сестренку отказаться от своего намерения, уверяя ее, что сам ни­куда не поедет. Он ведет Фиби в зоосад, и там она катается на карусели, а он любуется ею.

18. Латиноамериканская литература.

Синтез культур, рас и народов определили развитие литературы Латинской Америки. Стоит на особом положении к литературе Европы и Запада – одни ее считают далекой, другие все таки европейской. Нет оснований выводить из европейского ареала: язык общий. Иногда своеобразие литературы объясняют регионализмом, мифологичностью, магическим реализмом, но все эти феномены известны и Европе. Даже бразильский карнавал в основах своих европейский. Общность языка определяет и внутреннее единство латиноамериканской литературы.

На протяжении нескольких столетий переживала период становления, после первой мировой войны стала значима: А. Карпентьев, М.О. Сильва и т.д. После второй мировой войны - новое поколение – Х. Кортасар, Маркес, Льоса.

Х.Л. Борхес (1899-1986) – крупный аргентинский писатель, юность провел в Европе, сблизился с кружком поэтов-ультраистов. Выходит первый сборник сихов, 1925 – проза, «Всеобщая история бесчестия» (1935). Принимал активное участие в общественно-политической жизни страны, выступает против диктатора, за что и сам, и его семья подвергаются репрессиям. В 1955 году, полсе свержения Перона становится директором национальной библиотеки в Буэной Айросе, к этому времени почти ослеп. Последнее десятиление – время славы, в 70-е - культ Борхеса. Его личная жизнь проходит в книгах и творчестве.

Его часто сближают с Набоковым: впитали разнообразие культур и языков, предстали как пришельцы с окраин цивилизованного мира. Игры Борхеса в меньшей степени имеют языковой характер. Атмосфера тайны и загадочности, он более экзотичен. Все его рассказы построены по схеме: есть некоторый сомозванец и лжец, автр к нему не проявляет негодования, он интересен, остро ироничен. Обманщик привлекателен потому что делает энергичто нечто, нечто содает то, что придумывают обманщики, интереснее самой реальности. В большинстве рассказов целый лабиринт сцеплений. Итог- создание стройного образа реальности, который включает в себя весь мир, она усовершенствована воображением.

У Борхеса выделяют философские рассказы, где игры с временем и пространством, и рассказы с аргентинской романтикой. Но это чисто тематическое разграничение, принципы построения одинаковые. Художник делает свое искусство из реальности, создает маску из собственного лица. Мир – хаос случайностей, но художник находит точку, находясь в которой он преобразует мир в порядок, ощущает таинственные соответствия. Культура – лабиринт, отход от прямой линии, ведущей от рождения к смерти, уводящий от страха. Но лабиринт всегда приводит к страху, в центре его минотавр. И обманщики всегда только обманщики, они будут изобличены. В детективе творческое начало принадлежит преступнику. вСе таинственные происшествия причиной имеют корысть и жестокость, но развенчание не абсолютно. Развенчание и утверждение культуры не абсолютно, не надо ждать от них того, что они дать не могут, но нужно быть благодарным за то, что они дать смогут.


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

Джон Фаулз «Башня из черного дерева». booksonline.com.ua

Формат сборника выглядит легкомысленно на фоне грандиозных романов Джона Фаулза:

Тем не менее именно «Башню из черного дерева» многие критики называют лучшим творением писателя.

Что за башня и почему она из черного дерева?

В середине XIX века Гюстав Флобер часто использовал образ высокой белоснежной башни, чтобы противопоставить свой «аристократизм духа» окружающему его невежеству и дурновкусию. «Пусть Империя шагает вперед, а мы закроем дверь, поднимемся на самый верх нашей башни из слоновой кости, поближе к небу».

Что касается творчества Джона Фаулза, то из статьи в статью переходит одна мысль: «башня из черного дерева» — это авторская метафора искусства ХХ века. Но почему он заменил библейскую слоновую кость — изысканный материал, ассоциирующийся с аристократическим вкусом куда больше, чем, например, золото, — на черное дерево?

В оригинале название сборника «The Ebony Tower». Эбеновое (черное) дерево служит материалом для дорогой мебели, статуэток, деталей музыкальных инструментов. Возможно, Фаулз таким образом обновил метафору, что вполне в духе постмодернизма: нивелировать различия между культурой для избранных и массовым продуктом.

Другая вероятная причина: в мифологии и эзотерических практиках эбеновую древесину наделяют магическими свойствами. Она защищает от злых духов: оружие из черного дерева убивает демонов, магические артефакты обязательно хранятся в эбеновой шкатулке и т.д. То есть, удаляясь в «башню из черного дерева», писатель не просто бежит от мира, но ищет магической защиты.  

«Башня из черного дерева» краткое содержание

Сборник является классическим образцом литературы постмодерна. Фаулз мастерски создает многоуровневый текст: его можно понимать буквально, как истории о событиях и персонажах. Элементы детектива и лихие сюжетные повороты только способствуют этому. Но есть и несколько метафорических уровней для тех, кто готов принять правила игры автора.   

«Башня из чёрного дерева»

Писатель обыгрывает метафору «башни из слоновой кости» в том значении, в котором ее использовал Флобер: идеальное прибежище творца вдали от суеты. Но это и побег от мира в то же время.

Скандальный художник Генри Бресли на склоне лет удаляется в уединенное поместье в Бретани. Там его навещает Дэвид — молодой абстракционист, который собирает материал для биографического очерка, посвященного мэтру. Кроме старика в поместье живут две девушки-художницы — то ли его ученицы, то ли любовницы. Складывается треугольник, где выбор одной из двух женщин — это метафора жизненного выбора между конформизмом и высоким искусством.

Фаулз видел в «Башне из черного дерева» сценарий «Волхва» приближенный к реальности.

«Элидюк»

Авторский пересказ средневековой французской баллады. Благородный рыцарь оклеветан перед сюзереном коварными завистниками. Позор вынуждает его покинуть Францию, а вместе с ней и супругу, и перебраться в Англию. Элидюк не надеется когда-нибудь вернуться домой.

В новой стране рыцарь поступает на службу к королю и влюбляется в принцессу. Однажды приходит известие, что он прощен и может вернуться на родину. Как же разрешился любовный треугольник в средневековой балладе? Читайте «Башню из черного дерева» онлайн, чтобы разобраться в метафорах Фаулза.

«Бедный Коко»

В этой повести писатель прибегает к приему, который использует в романе «Коллекционер» — параллельное повествование от лица двух героев с противоположными мотивами. Пожилой писатель и вор, который влез в его одинокий дом, — встреча двух мировоззрений может закончиться непредсказуемым образом.

«Энигма»

Чтобы приблизить литературный текст к жизни, автор поступает так же, как в романе «Любовница французского лейтенанта» — не раскрывает мыслей и мотивов главного героя. Как до конца осмыслить личность реального человека, даже самого близкого, так всю правду о персонаже не может знать даже автор.

Внезапное исчезновение успешного бизнесмена и члена Палаты общин ставит полицию в тупик. Под подозрением оказываются все, кто так или иначе был связан с пропавшим.

Метафизика жизни и искусства в повести Джона Фаулза «Башня из черного дерева».


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Повесть Джона Фаулза «Башня из черного дерева», открывающая цикл повестей английского писателя с одноименным названием, давно уже стала хрестоматийной для читателя постмодернистской эпохи. Однако прозвучавшие в ней вопросы, затрагивающие онтологические и экзистенциальные основы жизни современного человека, их смысловая насыщенность и драматическая напряженность, подчеркнутые свойственной писателю вообще и особенно эксплицированной в данном тексте «традиционностью художественной манеры» (С. Павлычко), стимулируют продолжение поиска возможных ответов на них. Хотя к этому произведению обращались пристальные взгляды как зарубежных (Б. Олшен, М. Бредбери, К. МакСуини), так и отечественных исследователей (С. Павлычко, Н. Бушманова, Е. Гениева, Н. Смирнова, Ю. Пономаренко), которые рассматривали его в общем контексте «одного сложного целого» (Н. Бушманова) цикла повестей и рассказов Дж. Фаулза «Башня из черного дерева» и в качестве отдельного, самодостаточного произведения.

Цель данной статьи состоит в том, чтобы выяснить особенности фаулзовской философии жизни и искусства на материале повести писателя «Башня из черного дерева».

Дж. Фаулз в сборнике литературно-критических эссе «Кротовые норы» отмечал, что «основное влияние на любого зрелого писателя всегда оказывают его же собственные прежние работы» [10]. Действительно, одной из характерных особенностей творчества писателя является «возвращение к созданному, стремление заново "проиграть" собственные сюжеты» [3, с. 187], снова, но уже на другом витке воображения и понимания, воплотить волнующие его авторские темы и концепции, ситуации и переживания. Однако у писателя при существующей устойчивости и повторяемости художественных ситуаций, проблем и мотивов присутствует множественная вариативность их реализаций, разнообразие путей и возможностей их разрешения. В этом смысле «Башня из черного дерева» (1974) занимает концептуально значимое место в художественном наследии писателя. Повесть, являясь, по собственному замечанию писателя, «реалистичной версией романа "Маг"», как в концентрированном зеркале, содержит отражение центральных философских идей и коллизий, беспокоивших писателя на протяжении всей его творческой жизни.

В «Башне из черного дерева» выразились ведущие творческие стратегии Дж. Фаулза, сошлись краеугольные темы, проблемы и мотивы его творчества: свобода человека вообще и свобода выбора в частности; смысл и со-бытие искусства и жизни; реальность и иллюзорность человеческого существования; возможность адекватного самовосприятия; процесс инициации; значимость «мига жизни» (Дж. Фаулз) в существовании каждого человека. В сравнительно небольшом для писателя объеме текста, выдержанного в многозначительной лаконичной стилистической манере, вмещаются важнейшие фаулзовские метафоры и образы, смыслы и начала его философии и поэтики, его основные «мыслеформы» (Н. Смирнова). «Башня из черного дерева» выступает в повести доминирующей и всеобъемлющей метафорой-символом современного искусства и жизни современного человека и художника. В повести присутствуют и образ мага (старый художник Генри Бресли), и образ оторванного от истинной реальности жизни и лишенного возможности ее адекватного понимания молодого художника и критика, который отправился в бесконечное путешествие по глубинам собственного «я» (Дэвид Уильяме), архетипы Калипсо (Мышь) и Пенелопы (Бет). Не менее значимым является пространство усадьбы Котминэ с ее «волшебным лесом», этот замкнутый остров, ограничивающий возможности внешних передвижений человека, но размыкающий пространство его внутреннего мира.

Уже привычным для научной литературы, посвященной повести Дж. Фаулза, стало выделение и изучение одной из главных ее проблем – проблемы искусства и его отношения к действительности, в контексте которой рассматривается и образ современного художника. Представляется, однако, что плотное совмещение и взаимодействие двух планов повествования, конкретно- бытового и философско-символического, обусловленное стремлением писателя к универсальности обобщений и гуманизму решений, говорит о стремлении автора подчеркнуть мысль о неотделимости, неразрывной связанности искусства и жизни, художественного и жизненного опыта главных героев повести. Эту идею выразительно формулирует медиум Бресли Мышь: «Отвлеченные понятия в самой своей основе опасны для искусства, потому что отвергают реальность человеческого существования» [8, с. 143]. И причиной, и неизбежным следствием неприятия «реальности человеческого существования» являются обесценивание конкретной личности, стирание, нивелирование человеческого «я», опасная несвобода жизни и обездушенное прозябание современного человека. Думается, можно полностью согласиться с тонким наблюдением Н. Бушмановой о том, что «искусство в системе ценностей писателя – это попытка убежать из условностей своей истории в вечность» [2, с. 193]. Ибо вечным, т.е. духовным искусство делает присутствующая в нем, по словам Фаулза, «ностальгия по лучшему миру... лучшему метафизическому состоянию, чем то, которое есть» [Цит. по: 2, с. 173].

Противопоставление и противостояние старого Бресли и молодого Уильямса прослеживается на всех уровнях текста, сюжетном, композиционном, этическом и эстетическом. Два героя не только представляют разные поколения, привязанные к своей культурно-исторической эпохе, и имеют соответственно различный жизненно-исторический опыт, и не только являются художниками прямо противоположных тенденций в искусстве, они по-разному относятся к жизни, исповедуя разные морально-нравственные ценности. В повести повседневная жизнь и искусство оказываются взаимосвязанными, принадлежность художников к определенным направлениям в живописи предопределяет и моделирует их жизненные пути и этико-эстетические ориентиры и, наоборот, отношение к жизни и повседневное существование героев прямо влияют на их художнические интересы, отчего в произведении так остро звучит вопрос о том, как жить и выжить человеку и художнику в условиях современного мира.

За спиной Генри Бресли лежит сложный путь в искусстве, путь непрерывных исканий, творческих заблуждений и озарений, путь длиной в 77 лет, причем подлинное признание его таланта, «неоспоримая всемирная слава» пришлись на более чем зрелые годы – 69 лет. Сопричастность к новым веяниям в культуре и живописи начала XX века, особый дух и настроения этой бурной эпохи, стремление постоянно развиваться в своем творчестве и открытый, свежий взгляд на мир делали из него настоящего модернистского художника, в котором «больше энтузиазма, активности, оптимизма» [5, с. 118]. Все эти внешние обстоятельства и личные качества давали Генри возможность творить настоящее искусство, кровно связанное с прошлым. За плечами Бресли чувствуется вся многовековая традиция европейского искусства, обращенного лицом к человеку. Поэтому полотна английского художника честны и полны жизни, они не закрывают, а открывают человека. Модернист Т.С. Элиот в своей знаменитой статье «Традиция и индивидуальный талант» основывал свои рассуждения о природе традиции на материале литературы, но они полностью применимы к любому виду искусств. Ощущение того, что вся мировая живопись, вообще культура, сидит у Бресли внутри, не покидает читателя. Окружающее Генри изобилие имен и картин мастеров прошлого, раннего кватроченто (Антонио Пизанелло с его великими живописными полотнами «Видение святого Евстафия» и «Святой Георгий и принцесса», Паоло Уччело с его знаменитой и уникальной для тех времен картиной «Ночная охота»), романтизма (Франсиско Гойя), и современного Бресли модернизма и авангардизма (Жорж Брак, Метью Смит, Пабло Пикассо, Анри Матисс), подчеркивает погруженность старого отшельника в мир искусств. Знаковыми являются эти выдающиеся вехи истории европейской живописи, Ренессанс, романтизм и новое искусство, объединенные, как отмечал Д. Затонский, общим ощущением эпохального подъема. Органичная, пуповинная связь с прошлым наделяет Бресли способностью тонко чувствовать настоящее, которое вырастает из давних глубин и порождает непрерывную связь времен, ценную традицию, питаемую чувством истории: «это чувство истории предполагает ощущение прошлого не только как прошедшего, но и как настоящего именно оно позволяет с особой остротой осознать свое место во времени, свою современность» [11, с. 170]. Генри в своих картинах актуализировал и одновременно преображал, модернизировал прежнюю традицию, то используя тонкую аллюзивность (поздний цикл картин, написанных им в Котминэ), то пародируя и играя с прошлым (испанский цикл), но всегда создавая нечто новое, свойственное духу его эпохи, таким образом, гармонизируя старое и 6 новое, творя живое искусство. Понятно нежелание Бресли говорить о параллелях и тем более конкретных параллелях, обнаруживаемых критиками в его картинах по отношению к полотнам предыдущих мастеров, ведь прошлое живет в его сердце, памяти, преображенное духом его личности, его готовностью «полно и смело» идти «по пути постоянной переделки себя» [8, с. 182], его неустанным трудом, невозможностью не писать, жить без кисти. Так у него «само собой получается», это и делает его большим художником. «Хорошую картину» он никогда не забывает, она своими корнями сидит в его душе. В этой позиции старого художника слышится голос Фаулза, убежденного в том, что «искусство, лишенное корней, вращающееся по орбите в мировом космосе, не имеет смысла» [8, с. 183].

Внутренний конфликт героев на почве искусства неизбежен. Генри и Дэвид не заинтересованы в обострении отношений и стараются обходить особо острые углы. Генри старательно не заговаривает с Дэвидом о его художественных работах, однако с горячностью и убедительностью отстаивает свое мнение о гибельности искусства, пренебрегающего природой и реальностью: «абстрактное искусство есть бегство от ответственности перед человеком и обществом» [8, с. 140]. А Дэвид представляет именно такое современное искусство: оторванный от почвы и культурно-художественной традиции, лишенный чувства и жизненной силы абстракционизм. Беспредметная живопись, абстрактный экспрессионизм, концептуализм, фотореализм, оп-арт, поп-арт, погоня за цветом и отточенными, технически безупречными линиями приносят коммерческий успех и хорошо смотрятся «на стенах жилых комнат», но, лишенные человеческого лица, они остаются лишь предметом купли-продажи. Обездушенные выразители культурных ориентиров общества потребления, они не имеют художественной ценности и обречены быть пустыми краткосрочными безделками, не имеющими содержания и разрушающими общечеловеческие ценности и критерии истинной красоты. Такое современное искусство Бресли называет «башней из черного дерева», устрашающим предостережением ему стал знаменитый «Черный квадрат» К. Малевича. Квадрат собственно вовсе и не является квадратом, и чернота его кажущаяся, искусно созданная иллюзия, красноречиво свидетельствующая, по словам А. Бенуа, о царстве пришедшего Хама. После этой картины в палитре современного искусства возобладала черная краска, воцарился идеал «черноты», что «по своему содержанию является одним из глубочайших импульсов абстрактного искусства» [1, с. 61].

Последовательное отстаивание своей позиции в живописи напрямую связано с мощностью личности Бресли. Старый художник – неутомимый любитель жизни, не жалеющий ни об одном мгновении своего прошлого, старик с лицом космополита и сатира одновременно, в душе которого неуемно живет «беспокойная чувственность молодых лет». Он старый неисправимый эгоист, берущий от своих девушек-помощниц энергию и силу их молодости и свежести, но в то же время дарящий им тепло, нежность и старческую 7 мудрость, даже выступающий в качестве рыцаря, защищающего своих дам от тягот их неустроенной жизни. И главное, у Бресли всегда хватает мужества быть самим собой, выбирать единственно ему подходящий путь, не обращая внимания на неудачи, критику и неприятие со стороны публики. Он сохранил собственное человеческое достоинства в жестокой битве с миром и не стал его жертвой. Он отстоял собственную человеческую свободу вопреки принятому в обществе здравому смыслу и правильному расчету. Он стал «изгоем» и эмигрантом, но при этом не утратил прочной связи со своей родиной, и это был его выбор. Стремление быть самим собой, желание скрыть от чужих глаз свою жизнь и приблизиться к природе привели его к не менее важному и решительному шагу, покупке Котминэ. В заповедном лесу ему открылись настоящие радости сельской жизни и покой почти что семейного существования. Окруженная старинным лесом усадьба стала его отдаленным от внешнего мира, неприкосновенным островом свободы, где он сам себе господин, хозяин и всемогущий волшебник, использующий таинственную магию Пемпонского леса для уединения, творчества и наслаждения жизнью: «он добился всего – известности, богатства, женщин, права быть таким, каким был всегда; эгоизм стал его ореолом, у него был свой мир, где удовлетворялась малейшая его прихоть...» [8, с. 147].

Ж.-П. Сартр в эссе «Экзистенциализм – это гуманизм» справедливо утверждал, что «человек есть ничто иное, как то, что он сам из себя делает», что «человек существует лишь настолько, насколько себя осуществляет» [7]. Известно, насколько существенным было влияние французских философов- экзистенциалистов на становление Дж. Фаулза. Однако в сфере экзистенциальной философии писателя больше всего волновал вопрос о свободе человека, до какой степени человек способен изменить свою жизнь, насколько полно он готов реализовать свою свободу выбора и насколько он готов при этом принять неизбежность утрат, ибо, с точки зрения писателя, «всеобщее состояние человечества – это постоянное состояние утраты» [10]. О художнике Генри Бресли можно сказать, что он нашел в себе силы и мужество прожить жизнь, руководствуясь собственным разумением и правом свободы, он в полной мере реализовал «личную свободу в экзистенциалистском смысле» [8, с. 182]. Он сохранил ощущение полноты жизни и полноты личности благодаря тому, что не боялся рисковать, не боялся быть самим собой, не оборачивался на чужие мнения, не замыкался в уюте догм и абсолютов, не боялся грешить, не окаменел. Свои истины и свой выбор он доказывал и оправдывал неустанным трудом и творчеством. Фаулз показывает все многообразие и текучесть жизни, ее неоднозначность и сложность, отчего в образе Генри чувствуется немалая толика авторской иронии. Жизнь Генри в Котминэ прочитывается и как акт его свободной воли, и как своеобразная уступка человеческой слабости престарелого художника. Стремление отгородиться от шумного мира людей, любопытствующей толпы критиков, любителей и псевдолюбителей живописи, желание остановить время, время старения и неизбежный закат физических и 8 творческих возможностей, создать свой мир, свой дом и комфорт, в конце концов купить заботу о себе – все это вылилось в быт Котминэ. Генри свободен и одновременно скован, он находится в плену своей старости, своих прихотей, своего баловства и своего призвания. Спокойствие и благополучие его жизни относительно, как относительно и условно многое в жизни человека, однако его иллюзии не затрагивают основ его существования. Абсолютным для него остаются живопись и человеческая культура и ясное осознание того, что в своих жизненных поступках и в своем творчестве он волен и бесконечно свободен, ибо умеет принимать неизбежность утрат и имеет смелость совершать поступки.

Дэвид же противостоит Генри и в сфере творчества, и в повседневной жизни. Процесс избавления от плена собственных иллюзий, открытие самого себя настоящего и окружающей реальности даются герою с огромным трудом, и инициация его выглядит неполной, даже несостоявшейся, избавиться от заурядности и состояться как мужчине герою не удается. Многозначительный лаконизм последней фразы подтверждает то, что случившееся в Котминэ не затронуло глубин его существа, сотрясло его, задело его самолюбие и честолюбие, но не коснулось его души, которая уцелела, сумев не проснуться. Случайно раздавленный им на пути из Котминэ горностай символически подтверждает поражение героя: одно колесо машины полностью раздавило зверька, уцелела лишь его головка. Произошедшее коснулось разума Дэвида, но он «уцелел», «доводы рассудка» заглушили голос сердца.

Человеческие качества Дэвида формируют его позицию художника и искусствоведа. Страх перед жизнью заставляет его заниматься самоанализом и находить оправдание собственному образу жизни, и страх же перед самообличением заставляет его так высоко ценить «недосказанное, скромность изобразительных средств, стремление удовлетворить требованиям собственного критико-словесного лексикона» [8, с. 181]. Дэвид замкнут в своей башне из черного дерева, им старательно выстраиваемой и тщательно оберегаемой. Он живет с оглядкой на мнения людей, слишком заботится о своем успехе, о своем положении среди других художников его поколения, о своем заработке. Поэтому Уильяме легко идет на поводу у вкусов публики, покупающей его картины, по той же причине он пишет удобные рецензии, всегда помня о собственном творческом благополучии и безопасности. Это черная пустота абстрактного искусства, осторожность в собственных писаниях, просвечивающаяся в выборе мягкой пастельной палитры красок, страх возможной утраты внешнего благополучия при незамеченной потере собственного «я» делают Дэвида ненастоящим художником, несостоявшимся рыцарем для «спящей принцессы» Дианы, несовершенным мужем для Бет, жертвой превратно понятых ценностей, пленником «комфортабельной несвободы» (Е. Гениева).И в башне из черного дерева спрятано не только его творчество, лишенное истинной глубины и ценности, но в ней замкнута его 9 душа, его подлинная сущность, следствием чего является утрата собственного «я» и ощущение неполноценности, бесцветности прожитой жизни.

Хотя вряд ли Дэвид заслуживает столь жестокий приговор. Его поездка и пребывание в Котминэ не были напрасными и не были случайными, ведь «в безопасный путь посылают только слабых» (Г. Гессе). Дэвид не считал себя слабым, наоборот, он видел себя успешным, хорошо зарабатывающим, перспективным художником, снисходительным, но наблюдательным и тонким критиком, неплохим отцом двоих детей и мужем. Уединенная усадьба Котминэ с ее первобытным лесом, средневековым символом одиночества и рыцарской авантюры, непроницаемое замкнутое пространство, позволяющее собраться с мыслями и разбивающее оковы, становится зеркалом, в котором со всей беспощадностью обнажились его жизнь и его далеко не идеальная сущность. Как будто следуя законам средневекового эпоса, Дэвид попадает под опасную власть чужого пространства и времени, где героев обычно подстерегало большое испытание или даже смерть. И Генри как хозяин волшебной территории всячески способствует тому, чтобы все участники игры, его испытуемые (Дэвид и Диана), проявили свои истинные качества и получили возможность изменить свои жизненные ситуации и себя самих, «взглянуть на свое утраченное подлинное "я"» [8, с. 183]. По большому счету, Дэвид стал избранником случая, потому что ему был подарен едва ли не единственный шанс, имеющийся в жизни каждого человека, изменить течение своей жизни. Хорошо знакомый фаулзовский маг Кончис так объясняет это состояние Николасу Эрфе, романному предшественнику Дэвида: «В жизни каждого из нас наступает миг поворота. Ты оказываешься наедине с собой. Не с тем, каким станешь. А с тем, каков есть, и пребудешь всегда. Миг поворота. Проскочишь его – сольешься с массой. Лишь немногие замечают, что миг настал» [9].

Дэвид как раз заметил, что его миг настал, и на мгновение вся его жизнь озарилась подлинным светом. Он понял, что «вечеринки, друзья, выставки, дети, субботние хождения по магазинам, родители... Лондон, стяжательский и расточительный...» [8, с. 164], рутина супружеской жизни, с давно иссякнувшим источником любви, но носящей характер легких товарищеских отношений и взаимной выручки, – все это лишь призраки истинного существования, навязанные ему обществом респектабельных людей и прочно им усвоенные. Н. Бушманова справедливо заметила, что Дэвид связан «кодом своей эпохи», он удобный, а потому и посредственный сын своего века, не способный «совершить грех», принять вызов жизни, которую он воспринимает как строгий «нормальный логический процесс» [8, с. 147], когда все находится под жестким контролем правильности, выгоды и разумности. В Котминэ его жизненные убеждения подвергаются серьезной проверке, которую он не выдерживает, потому что на самом деле он не имеет «дьявольской силы» Бресли, его смелости и мужества быть самим собой. Когда он идет в компании старика и девушек на пруд, его одолевает смена впечатлений и озарений. В окружающем пейзаже и во всем происходящем ему видится то картина в духе 10 средневековья, то полотно Гогена, то Мане, но ни разу он не смотрит на происходящее непредвзятым свежим взглядом. Чувствуя, что его одолевает влюбленность в Диану, он не перестает сомневаться и колебаться и снова разглядывать ситуацию сквозь призму чужого шедевра, картины Пизанелло. Но в средневековых романах рыцари без страха и упрека совершают героические поступки ради своих прекрасных дам, а мгновения колебания жестоко наказываются, как это произошло с преданным Гиневре рыцарем телеги Ланселотом. И колеблется Дэвид не только потому, что он не в состоянии выбрать между Бет и Дианой, не может решиться отдаться на волю чувств. Его пугает утрата своей удобной личины и привычной, спокойной, безопасной жизни («Привычка свыше нам дана:Замена счастию она»), утрата того, что он сам так кропотливо создавал. В столкновении с Дианой он не может сбросить с себя бремя условностей и привычного притворства. Но он также боится быть до конца понятым, до конца открытым, обнаженным перед другим человеком, боится того же и Диана. Символами тотального одиночества человека, его невозможности проникнуть в суть другого, даже любимого существа, его закрытости и отгороженности от мира являются бьющиеся в окно комнаты Дианы бабочки, «силящиеся совершить невозможное» и преодолеть кажущуюся прозрачность непробиваемого стекла.

Дэвид – эгоистичная натура, но его эгоизм другой, он не имеет обаяния эгоизма Бресли, его индивидуалистической природы, заставляющей Генри находиться в постоянном поиске самой сути себя и мира. Дэвид же боится себя и боится жизни, он чеховский «человек в футляре», оказавшийся в экзистенциальной ситуации во второй половине XX века. Обращение Дж. Фаулза к «душевной жизни» (К. Юнг) человека и его всеобъемлющий гуманистический подход к проблеме человека позволяет вспомнить о русских классиках, о И. Тургенева, А. Чехове, И. Бунине и их героях, не сумевших воспользоваться дарованными им судьбой мигами изменить свою жизнь и испытать подлинное счастье.

Влюбленность в Диану открыла глаза Дэвиду на истинную сущность его жизни. С ней и в своих чувствах к ней он впервые за свою жизнь познал «нечто выходящее за рамки существования – страстное желание жить» [8, с. 178] настоящей жизнью, впервые ощутил «нечто противоречащее логике», привычному холодному расчету. Однако именно встреча с девушкой и «бегство» от нее со всей беспощадностью обнаружили абсолютную невозможность для Дэвида изменить свою жизнь, обнажили нереализованность и исчерпанность данного ему шанса «воспользоваться личной свободой в экзистенциалистском смысле» [8, с. 182], отчего освобождение от Дианы справедливо казалось ему «скорее приговором, чем помилованием» [8, с. 180]. Молниеносно проиграв в своей голове все возможные варианты развития отношений с Дианой, Дэвид пережил серьезный внутренний кризис, следствием которого стало глубинное осознание сущности его человеческой природы: «он никогда не станет другим» [8, с. 184], он останется тем, чем он 11 родился, «он был, есть и будет порядочным человеком и вечной посредственностью» [8, с. 184]. Его существование будет лишь иллюзией настоящей жизни, его картины никогда не станут произведениями высокого искусства. Символом «прозы жизни», серых будней Дэвида выступает моросящий дождь, в просвете которого ему «чудилась светлая полоска неба – полоска, напоминавшая о том, чем он мог бы стать» [8, с. 185].

Титанизм личности и устремлений Генри Бресли бесконечно далек от посредственной и безопасной порядочности Дэвида, «героя нашего времени», не ведающего вкуса настоящего поступка и полноценной жизни в свободе самовыражения и в искусстве, и быту. Введение своеобразной, напряженной и многословной коды, в которой голос автора слился с внутренним голосом его героя, перед максимально сжатым финальным эпизодом выразительно подчеркивает глобальность авторских обобщений. Откровенный нравственный приговор, который выносит Дж. Фаулз своему молодому герою, свидетельствует о существующем духовном кризисе современного общества, который тревожит писателя и рассматривается им сквозь призму незыблемых человеческих идеалов, оценивается с точки зрения вечных ценностей гуманистической культуры. А смысл их, думается, состоит в понимании каждым человеком своего жизненного предназначения, ибо «истинное призвание каждого состоит только в одном – прийти к самому себе, найти собственную, а не любимую судьбу и отдаться ей внутренне, безраздельно и непоколебимо» [4].

Литература:

1. Адорно Т.В. Эстетическая теория / Т.В. Адорно / [Пер. с нем. А.В. Дранова]. – М.: Республика, 2001. – 526с. – (Философия искусства)

2. Бушманова Н.И. Дерево и чайки в открытом окне. Беседа с Дж. Фаулзом / Н.И. Бушманова // Вопросы литературы, – 1999. – Вып. 1. – С. 165-208.

3. Гениева Е.Ю. Послесловие / Е.Ю. Гениева // Иностранная литература. – 1979. – № 3. – С. 185-189.

4. Гессе Г. Демиан / Герман Гессе / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.aldebaran.ru/author/gesse_german/gesse_german_demian/gesse _german_demian 0.html.

5. Затонский Д.В. Модернизм и постмодернизм: мысли об извечном коловращении изящных и неизящных искусств / Д.В. Затонский. – М.: ACT: Фолио, 2000. – 256с.

6. Павличко С.Д. Роман Джона Фаулза «Деніел Мартін» і традиції англійської романтичної прози / С.Д. Павличко // Зарубіжна література: Дослідження та критичні статті / [Передм. Д. Наливайка]. – К.: Вид-во Соломії Павличко «Основи», 2001. – 559с. – С.511-538.

7. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм – это гуманизм / Сартр Ж.-П. / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/sartrO 12

8. Фаулз Дж. Башня из черного дерева / Джон Фаулз / [пер. с англ. К. Чугунова] // Иностранная литература. – 1979. – № 3. – С. 115-185.

9. Фаулз Дж. Маг / Джон Фаулз / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lib.ru7 FAULS/mag.txt

10.Фаулз Дж. Кротовые норы / Джон Фаулз / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.rus.ec/b/199119/read

11.Элиот Т.С. Традиция и индивидуальный талант / Т.С. Элиот / Зарубежная эстетика и теория литературы XIX – XX вв. Трактаты, статьи, эссе / [Сост., общ.ред. Г.К. Косикова]. – М.: МГУ, 1987. – 512 с. – С. 169-176.

 

Е. С. Аминева

ДЖОН ФАУЛЗ: ПАРАДОКСЫ РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД МЕТОДОМ

Постмодернистский взгляд на мир характеризуется утверждением, что любые попытки сконструировать законченную и безальтернативную модель мира, установить иерархический порядок или систему приоритетов оказываются бессмысленными и заранее обречены на провал. Идеи о невозможности существования индивидуальной судьбы и исчезновении конкретной человеческой личности привели к «ощутимому дефициту гуманизма» [5, с. 310] в постмодернистской литературе.

На общем фоне экспериментов и теоретизирования в искусстве и литературе Фаулз неожиданно заявляет: «Я – гуманист номер один. Я верю в гуманизм, который в философском смысле потерпел крах. Его очень трудно обосновать, как и невозможно строить какую-либо практическую политику на том, что ты – гуманист. И, тем не менее, я им остаюсь» [2, с. 175]. Высказывание содержит намеренный парадокс: автор верит в то, что потерпело крах. Все это заставляет говорить о том, что гуманизм Фаулза – гуманизм особого рода.

Сборники эссе, интервью, дневники свидетельствуют, что автор опирается на целостный опыт человеческого бытия и на фоне упразднения всякой гуманистической перспективы остается верен тому, восходящему еще к Аристотелю, взгляду на вещи, согласно которому искусство должно ориентироваться на человека и его проблемы. Что понимает Фаулз под гуманизмом? Каков ближайший и удаленный контекст этого гуманизма? В чем заключается специфика гуманизма писателя? В какой мере проблема гуманизма связана с художественным методом Фаулза? Что, наконец, означает эта автохарактеристика: «гуманист номер один»? Эти вопросы и станут предметом обсуждения в нашей статье.

Фаулз верит в возможность существования целостной личности человека и в ее способность самосовершенствоваться. Как показывает творчество писателя, Фаулз мастерски обыгрывает разные традиционные романные жанры, однако ведущим для автора является жанр романа воспитания (что, как нам кажется, принципиально для авторской концепции метода). Как справедливо замечает Н.А. Смирнова, одной из отличительных черт фаулзовского текста (на фоне произведений постмодернистов) является наличие обязательной «парадигмы образования, которая нацелена на преодоление “дробного”, смятенного сознания постмодернизма и его симулякров» [7, с. 45].

Желание всмотреться в обыденную действительность, вера в моральные и нравственные категории, внимание к проблемам воспитания и образования – все это позволяет говорить о Фаулзе как писателе, ориентирующемся на классический гуманизм, в котором «общая сущность человеческого образования состоит 2010 • № 3 • ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ 21 в том, что человек делает себя во всех отношениях духовным существом» [3, c. 54].

Особое значение при характеристике гуманизма Фаулза имеют философские концепции, отличающиеся диалектическим восприятием мира. Речь в первую очередь идет о Гераклите, под влиянием которого был написан сборник эссе «Аристос» (1964). Фаулзу оказались близкими идеи античного философа о вечной изменчивости и развитии, борьбе и единстве противоположностей. Противоречие, с точки зрения Фаулза, – это импульс к развитию.

Философия Сократа (Фаулз называет его «первым экзистенциалистом» [8, с. 234]), в которой обретение человеком истины происходит через первоначальное замешательство и преодоление ограниченных представлений в процессе диалога, также оказалась близка писателю XX в. Фаулз испытал большое влияние гуманистического скептицизма Монтеня: «Я всегда очень любил Монтеня. Он вообще кажется мне одним из здоровых и привлекательных в интеллектуальном отношении европейцев, которые когда-либо жили, и это он наставил меня на путь гуманизма, которым я с тех пор следую» [2, c. 175].

В философской концепции Монтеня преобладает убеждение в недостоверности человеческого познания. Философ считает, что человек не может познать абсолютной истины, что все истины, признаваемые нами абсолютными, не более как относительные. В свою очередь Фаулз заявляет: «Все в мире относительно. Не существует ничего абсолютного, за исключением нашего – и вашего, и моего – безусловного невежества. Мы можем притворяться, что знаем и понимаем все на свете, но мы никогда не сможем ни узнать, ни понять этого. И уж менее всего мы способны понять, как счастливы мы в том, что живем “здесь и сейчас”» [10, с. 571–572].

Монтень считает человека непостоянным и вечно колеблющимся существом, главная цель которого – самопознание. По мнению философа, счастье, успех в жизни зависят от человека, так как «мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы использовали ее: иной прожил долго, да пожил мало, не мешкайте, пока пре- бываете здесь. Ваша воля, а не количество прожитых лет определяет продолжительность вашей жизни» [6, с. 73]. Фаулз также считает человека автором собственной судьбы. По Фаулзу, «подлинное предназначение человека – самому стать магом» [8, с. 412], то есть хозяином собственной жизни.

Скептицизм для Монтеня является базовым методологическим правилом, позволяющим критически проверять притязания на истину и ценностные утверждения. При этом философ сохраняет разумную сдержанность, которая спасает его от крайностей нигилистического скептицизма (что отличает, на наш взгляд, и позицию Фаулза). Скептицизм Фаулза (писатель использует определение «благожелательный гуманистический скептицизм» [Там же, с. 221]) порожден верой в человека и одновременно неверием в спасительную миссию уже открытых философских истин, превращаемых людьми в догмы. Автор критикует традиционные догматические и авторитарные системы, подвергает ревизии этические нормы и постулаты. На наш взгляд, скептицизм Фаулза отличается от нигилистического скептицизма постмодернистов и носит умеренный характер. Автор считает способность человека к сомнению его фундаментальной чертой и видит внутреннее родство разума и свободы. Писатель подвергает критике замкнутый в себе и в этом смысле догматичный разум, неспособный признать вероятность, хаос, нестабильность, динамику самой природы мира. Все его отрицания, сомнения и насмешки над существующими философскими системами и стереотипами порождаются принципиальным интересом к человеку и его проблемам. Именно это позволяет писателю называть себя «гуманистом номер один». Как и у постмодернистов, у Фаулза нет окончательного критерия истины, но вместе с тем, в отличие от многих современников, автор верит в некое положи- тельное начало, которое не дает ему сорваться в бездну относительного.

В «Кротовых норах» Фаулз говорит: «Гуманизм для меня – это главным образом состояние нелюбви или отвращения к насилию. В некотором смысле это философия компромисса (курсив мой. – Е.А.)» [10, с. 560]. Гуманист, по мнению автора, «придерживается “золотой середины”, здравого смысла, середины пути и учитывает мнение обеих сторон; он завоевывает уважение, но не пленяет воображение» [8, с. 217].

Эта двойственная позиция позволяет некоторым критикам упрекать автора в непоследовательности взглядов. Например, И.П. Ильин подчеркивает неоднозначность, «кричащую противоречивость» мировоззренческих постулатов Фаулза, отмечая, что «гуманизм писателя страдает существенными изъянами» [4, с. 272]. Считая роман «Маг» художественным провалом Фаулза, критик рассматривает «обучение» Николаса как цепь театрализованных розыгрышей, организованных «с такой жестокостью и нечистоплотностью средств, что это неизбежно вызывает сомнение не только в необходимости подобной “свободы”, но и серьезные размышления о допустимых пределах экспериментирования с человеком даже с самыми благими намерениями… оправдать моральные издержки пусть даже и чисто литературной бесчеловечности никак нельзя» [Там же]. Критик называет Фаулза «сторонником “духовной конфронтации”, обвиняя автора в том, что тот, «абсолютизируя негативное отношение к социальной действительности, не выдвигает никакой позитив- ной программы [Там же, с. 275].

Заявления такого характера свидетельствуют о том, что авторская концепция метода Фаулза так и не была до конца понята и принята критиками. На наш взгляд, в отношении этого автора речь должна идти не столько о противоречиях в сфере мировоззренческих Джон Фаулз: парадоксы размышления над методом установок, сколько об их компромиссном сосуществовании и взаимодополнении. Фаулз создает собственную гуманистическую программу, суть которой в следующем: помочь читателю «принять ограниченность своей свободы, принять собственную изоляцию, принять эту ответственность и изучить свои личные спо- собности, а затем с их помощью сделать целое человечнее…» [8, с. 412].



Читайте также:

 

41. Дж. Фаулз “Башня из черного дерева». Смысл названия. Проблема искусства в повести.

Джон Фаулз - втор единственного сборника рассказов (их 5 в сборнике: 1Башня из чёрного дерева 2 Элидюк 3 Бедный Коко 4 Энигма 5 Тучи) — " Башня из черного дерева " (1974 г.). Сборник открывается одноименной повестью, которая является одним из ярких образцов литературы постмодернизма.

Заглавие повести — аллюзия на флоберовскую метафору искусства как " башни из слоновой кости". " Башня из черного дерева " — так Фаулз определяет искусство ХХ века. Судьбы живописи ХХ столетия, основные эстетические проблемы искусства конца века воплощены в судьбах героев повести, профессиональных художников. Напомним, что революция в искусстве ХХ века началась именно с живописи, и на материале этого вида искусства Фаулз ставит проблемы творчества. Эта проблематика характерна в большей степени для модернизма, чем для постмодернизма, но в повести идет не только дискуссия о фигуративной и абстрактной живописи, о том, какие личные качества необходимы художнику для того, чтобы выразить себя и свое время. На этом идейном фоне в повести разворачивается один из вечных сюжетов мировой литературы.

Роман « Башня из черного дерева » смело можно назвать романом об искусстве и романом искусства . Он оставляет неизгладимое впечатление, после прочтения появляется стремление поближе узнать этот мир искусства .

Главным символическим образом повести Джона Фаулза « Башня из черного дерева » является образ «Ebony Tower», который проходит через все произведение: он вынесен в заглавие, появляется в середине повести и вновь возникает в конце. Повторяясь несколько раз, образ «Ebony Tower» становится символом – лейтмотивом всей повести , и в качестве такового связывает повесть в единое целое.

Смысл образа раскрывается в напряженном споре о роли и назначении искусства . Старый художник Бресли, который давно уже порвал связи с внешним миром и уединился в своем поместье Котминэ, становится обвинителем абстрактной живописи и ее идейного вдохновителя Дж. Поллока. Он считает, что абстрактное искусство – это бегство художника от ответственности перед человеком и обществом; художник отказывается от изображения человека и тем самым лишает живопись содержания. Остается пустота, которую художник-абстракционист пытается заполнить геометрическими фигурами, сочетанием цветовых пятен и т.д. Искусство абстракционистов он называет башней из черного дерева .

Искусство утратило свою важнейшую функцию – коммуникативную; искусство заключено в башню из черного дерева, которая лишает художника возможности общения с людьми. [3]

Фаулз показал, что искусство продолжает жить, развиваться. Как и герои « Башни », люди живут искусство, творят его. Искусство не исчезнет до тех пор, пока не исчезнет жизнь человека на земле, ибо именно человек творит искусство.

42. Дж. Фаулз «Женщина французского лейтенанта. Тема Франции в романе. Образы главных героев. Своеобразие финала. Сюжет

Действие романа происходит во второй половине XIX века, местом завязки является приморский городок Лайм-Реджис. Главный герой, Чарльз Смитсон, наследник небогатого аристократического рода, помолвлен с заурядной и происходящей из незнатной, но богатой семьи коммерсанта Эрнестиной Фримэн. Однажды, прогуливаясь по молу, герои видят женщину по имени Сара Вудрафф, известную как «женщина французского лейтенанта». По слухам у неё был роман с заезжим французским офицером, который обещал жениться на ней, но уехал на родину и не вернулся. Сара стала изгоем, её приняла к себе горничной богатая, но ограниченная и лицемерная миссис Поултни, а в свободное время Сара приходит на мол и всматривается в море.

Чарльз, археолог-любитель, однажды встречается с Сарой во время прогулки. Она рассказывает историю своего соблазнения французом по имени Варгенн и просит его о помощи и поддержке. Позже Чарльз даёт Саре денег и советует покинуть город. Сара селится в гостинице в Эксетере. Когда туда прибывает Чарльз, между героями происходит объяснение, Сара отдаётся Чарльзу. Он обнаруживает, что Сара девственница, а значит, вся история о французском лейтенанте, рассказанная ему Сарой, оказывается ложью. Влюблённый в Сару Чарльз возвращается домой, объявляет о расторжении помолвки с Эрнестиной и возвращается к Саре, однако обнаруживает, что она скрылась.

Исчезновение Сары стало большим ударом для Чарльза, а расторжение помолвки подорвало его репутацию дома. Он проводит три года в путешествиях, но возвращается в Англию, чтобы найти Сару. Наконец, он обнаруживает её в доме художника (автор намекает на Россетти) свободной и уверенной в себе женщиной, секретаршей и возможно спутницей мастера.

Автор на протяжении романа предлагает три возможных финала. В финале, описанном до сцены в гостинице в Эксетере, Чарльз женится на Эрнестине, и Сара пропадает из их жизни. Однако, этот конец опровергается продолжением романа. В концовке автор, вводя себя в качестве эпизодического персонажа, разворачивает перед зрителем два возможных эпилога. В первом Чарльз, вошедший в дом художника, обнаруживает, что Сара родила от него ребёнка, а завершающие строки предполагают, что герои воссоединились и вместе обретут своё счастье. Во втором — воссоединение не состоялось, Чарльзу открылось, что он был игрушкой для Сары. Он уходит из этого дома, чтобы начать жизнь заново, познав горечь утраты и разочарования.

Особое место в романе занимает игра с финалами. Первый финал, типичный для пародируемых им викторианских романов, Фаулз явно высмеивает. Предлагая читателю две других концовки, Фаулз формально не предлагает ответа на вопрос, какую из концовок выбрал бы сам автор. Фаулз в своих произведениях редко оставлял ясные концовки (так, например, открытым и неясным остаётся финал «Волхва»)[4]. По мнению А. Долинина, в рамках экзистенциальной философии Фаулза истинным мог быть только последний, открытый финал, в котором герой остаётся один против всего мира, однако обретшим нравственный урок и понимание жизни[5]. По мнению П. Купер, оставляя читателя в безвестности относительно будущего своих героев, Фаулз ставит его в положение героев книги, которых автор-рассказчик покидает на распутье, предоставляя, в соответствии с принципом свободы воли, дальше решать свою судьбу самим[6].

Действие книги начинается в южной провинциальной Англии в 1867 г. Главный герой — баронет Чарльз Смитсон хочет жениться на барышне из состоятельной буржуазной семьи Эрнестине Фримен. В Лайм-Риджисе, где помолвленные молодые люди проводят лето, Чарльз неожиданно встречаетзагадочную Сару Вудраф. По слухам, эта девушка была замешана в какой-то истории с французским моряком. Она влюбляется в Чарльза, преследует его, брак с Эрнестиной расстроен, но и Сару он теряет. Через два года безуспешных поисков Чарльз находит Сару в Лондоне.

Происходит такая долгожданная для Чарльза встреча. Но прием, оказанный ему возлюбленной, сбивает поначалу с толку. Чарльз, считавший, что «падшие женщины должны все глубже падать в пропасть», был «потрясен, как человек, внезапно обнаруживший, что весь мир вокруг стоит на голове». Сара стала секретарем одного из величайших художников того времени — Данте Габриеля Россетти, главы общества прерафаэлитов, и отнюдь не стремится выйти замуж за Чарльза, обретя себя как личность в мире искусства. Герои вновь должны расстаться. И тут Фаулз предлагает еще два варианта финала романа12 — «беллетристический» и «экзистенциальный».

• Чарльз узнает о том, что у них с Сарой есть дочь — Лалаге, дитя единственной ночи, связавшей их когда-то. А читатель постигает истину: «есть одна только твердыня — любовь, наша любовь, здесь, сейчас».

• Чарльз понимает, что Сара всегда вертела им по своему усмотрению. Он уходит, избегнув знакомства со своей дочерью, и впервые осознает, что «обрел наконец частицу веры в себя» через потерю того, что составляло смысл его не всегда осмысленной жизни. .

"Башня из черного дерева" Джон Фаулз: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-699-39761-7

Сборник состоит из 5 повестей: Башня из черного дерева, Элидюк, Бедный Коко, Энигма, Туча. Издание понравилось, уже прикидываю что еще купить в этой серии, кроме самого Фаулза, разумеется.

«Башня из черного дерева»
Бесконечно волшебная вещь. Поначалу я с некоторым трудом могла уследить за мыслью автора, без устали сыпавшего названиями художников и их картин, хронологически разбросанных по всему 20 веку. Но по окончании вводной части... я простила автору все. Потому что в описании простого, неуловимого и слегка эксцентричного образа жизни царящего в Котминэ завораживает с первой минуты. Кажется, что время не властно над этим местом... Здесь вчера повторится сегодня и завтра как две капли воды будет похоже на сегодня. И пусть персонажи не развиваются вдоль временной оси. Зато они развиваются по какой-то другой непостижимой шкале пространства и духовного углубления. Автор во многом опирается на кельтские мотивы, одним из основных моментов которых является - гармония с природой и в некотором смысле даже ее одухотворение. Повесть удивительно легкая, пронизывающая и печальная. Потому что в нашей жизни все решает момент. Решающая секунда, которую мы можем попросту не заметить в стремительной погоне за ускользающим временем. И если человек эту секунду упустил.... Жалеть об этом ему придется всю жизнь.
Особенно хочется сказать о тонкой и трогательной вуали любви, слегка обозначенной в этой повести. Я давно пыталась и не могла облечь в слава о какой любви я мечтаю лично для себя... Оказалось, что за меня все уже давно сформулировал Фаулз. Очень тонкая, на грани материального и нематериального мира связь. Знание и понимание, пришедшее из глубины твоего существа. Молчание, стоящее тысячи слов и слово, эхом отдающееся в твоих мыслях сквозь годы. Просто непередаваемо... Это НАДО читать...
Еще при прочтении стоит обратить внимание на образ Башни из черного дерева и авторскую интерпретацию оного.

«Элидюк»
В меру свободный перевод баллады, созданной предшественницей (по мнению Фаулза) Джейн Остин) Марией Французской, большую часть жизни находившейся в Англии. В оригинале баллада называется: «Гильделюек и Гиллиадун».И действительно. Это повесть о двух женщинах. Одна из них жена героя, а другая - неожиданная возлюбленная. Прямо скажем, поведение "рыцаря" в сложившейся ситуации оставляет желать лучшего. Он неискренен, более того врет, финтит и устраивает побег. В общем на фоне своих подвигах стремительно падает в глазах читателя по мере развития сюжета. Зато девушки настолько благородны, что уступают друг другу своего возлюбленного (в обмороке или сознательно). И знаете, сдается мне Фаулз прав насчет тонкой иронии присущей Марии Французской. На мой субъективный женский взгляд история не лишена шпильки в сторону мужского пола. Из разряда: Намерения-то благородны и эмоции искренни, а вот с честностью и порядочностью.... беда)))
Кстати обратите каким с точки зрения военной науки эффективным, но нечестным для того времени способом герой выигрывает схватку, расположившую к нему отца его возлюбленной.
Почему-то вспомнился фильм "О чем еще говорят мужчины" и диалог о любовницах, где один из героев жалуется на то, что ему хорошо и с любовницей, и с женой. И это вроде как «нехорошо»...

«Бедный Коко»
Повесть рассказывает нам о странном происшествии из жизни главного героя - писателя. Где вежливый и спокойный грабитель напоследок совершает странный, необъяснимый и жестокий поступок. Очень интересно наблюдать за размышлениями ГГ (то бишь автора) о причинах неожиданного и болезненного удара Мы как бы видим рассказ в ретроспективе, в своем рассуждении писатель запускает события в обратной перемотке, чтобы найти столь необходимое для его спокойствия объяснение.

«Энигма»
Детективная история. Однажды уважаемый, солидный и серьезный мужчина неожиданно исчез. Не умер, не уехал, а просто исчез. Расследование, смущенное абсолютным отсутствием улик, стало угасать и его поручили молодому перспективному полицейскому. Он зацепился за всего лишь легкий отпечаток следа и заинтересовался возможностью. Невероятной, но оттого не менее реальной возможностью разгадки. Вот только прав ли он? Неизвестно. Фаулз оставляет на долю читателя определиться с развязкой.

«Туча»
Самый непонятный рассказ сборника. Для начала совершенно не ясно кто все эти люди, разговаривающее с первой минуты действия. Само повествование построенное на потоке мыслей и слов то одного, то другого героя еще больше сбивает с толку. Где заканчивается один человек и начинается другой. Возможно в этом и был замысел автора. На мой субъективный взгляд «Туча» - это предыстория. Рассказ обрывается как раз в тот момент, когда начинается интрига. Честно говоря я долгое время была растеряна, как трактовать сие произведение. Поскольку мало того, что непонятно местами, так еще и не закончено. Хотя сказка про принцессу Эмму бесподобна))) Сейчас мне кажется, что в оборванности заключается главный посыл рассказа. Читателя ознакомили с предысторией и предоставили самому домыслить всю историю до конца. Или так, или я вообще ничего не поняла в прочитанном)

ИТОГО: «Башня из черного дерева» обязателен к прочтению. «Элидюк» интересен и необычен. Остальные три рассказа по желанию. Хотя, если честно в расположении рассказов акцент настолько смещен на первый, что остальные не вызывают особенных чувств. Все восторги и слезы уходят на БиЧВ.

Английское сообщество для студентов - The Ebony Tower

История представляет жизнь художников. Он полон творчества и эмоции. Фаулз объединяет классические и современные школы. Но читая История мы понимаем, что классика не означает консервативность. Как и современный не синоним свободному и неограниченному. Автор выступает против Генри, представитель старой школы живописи Давиду, журналисту и молодому современный художник.

Молодой человек посещает Генри, чтобы узнать и погрузиться в его творческий мир, но падает в бездну греха.Но так ли это на самом деле? Старый художник живет с две женщины в собственном доме. Он ничем не ограничен. Он любит своих женщин. А что с ними? Они далеки от мирской суеты. Они чувствуют комфортно под крылом старого Генри. Двух женщин можно назвать поклонники старого живописца. Но такая жизнь и идеология противоречат идеям Давида. добра и зла. Он современный художник, но на самом деле он консервативен в своем жизнь. У него жена и ребенок. Его жизнь спокойна.

Я также могу сказать, что Дэвид обладает некоторой невиновностью. И здесь мы видим намек на Библию. Давид представляет Адама-первого человека. Мышь - это Ева. А также Старый Генри и Фрик составляют старого Змея. Но история Фаулза немного изменилось. Здесь Маус и Дэвид падают одновременно под влиянием атмосфера, созданная Генри, и семена греха, засеянные Фриком. В эмоциональный мир старого писателя поглощает Давида. Но он наконец возвращается к его жизнь и его любимой жене.Он поддался искушению, но справился с этим. А также Генри - жестокий и грешный человек. В самом деле?

Давайте еще раз посмотрим на суть истории.

Генри живет в очень красивом месте. Это действительно похоже на сад Эдема. Кажется, что это далеко от материального мира. Старый художник сумел создать свой мир со своими принципами. Mouse and Freak вживую со своим любимым Генри. Можем ли мы считать его своим мужем? Я думаю нет. Он кажется их отцом, и если принять во внимание его возраст, он действительно может быть их отец.И здесь их любовь к нему выше страсти. Мышь говорит, что они не занимаются сексом, она называет это «контактом».

Давид попадает в этот мир греха, где Генрих кажется старым Змей соблазняет своих женщин и Давида. Современный художник видит эту странную любовь треугольник.

Когда они гуляют по озеру, женщины абсолютно голые. Им не стыдно. И здесь возникает вопрос, является ли мир Генри Ад или райский сад.

Девушки не стесняются своей естественной красоты и обнаженности. У них чистые чувства и эмоции. Их любовь к Генриху достигает апофеоза. Oни обожествляйте его. Так является ли Генри богом? Может ли его дом, лес и озеро быть садом Иден?

В этом месте у человека есть уникальная возможность жить чистой жизнью с чистым эмоции и чувства. И даже страсть здесь чистая. Чистая страсть означает, что он свободен от похоти. А кто тогда грешник?

Генри и двое его доброжелателей или Дэвид? Молодой художник попадает в этот почти божественный мир находится под стереотипами потустороннего мира.И он попадает в искушение. Но кого можно винить в этом? Генри или Маус? Я думаю это только вина Дэвида. Он впадает в похоть из-за того, что его разум наполнены стереотипами.

У нас есть Эдемский сад и первые невинные люди в нем. Это Мышь и урод. Но где Бог? Может это Генри? Это он создал этот мир. И правит в ней он.

Кто тогда такой Давид? Он грешник, потому что он просто потомок Адам и Ева.И он имеет право войти в Эдемский сад. Но почему? Сравнивать это с Землей? Чтобы получить шанс остаться там в вечном божественном доброта? Или просто проверить себя?

В конце рассказа Дэвид говорит: «Я выжил». Его приключение в Дом Генри был действительно испытанием для него, его воли, слабости и его жизненные принципы. И я думаю, он прошел. Но какова стоимость этого экзамена? Это знают только Бог и Давид.

(по Seagull)


«Эбеновая башня» - это рассказ о трех днях жизнь журналиста Дэвида Уильямса, который едет во Францию, чтобы взять интервью и написать книгу о старом художнике Генри Брисли.Но кроме него, Дэвид знакомится с двумя студентами, двумя девушками, которые кажутся совершенно разными. Диана, или Мышь, как ее называет Генри, наивна, но у нее есть свои принципы, которые заставляют ее жизнь как она есть. Она живет со стариком, потому что считает, что ему кто-то нужен кто может позаботиться о нем. Она придерживается Генри, потому что кажется ему не таким старик, но как великий художник, думающий по-своему и способный заменить все остальные люди в ее жизни, включая мужчин.

Анна, или Фрик, как ее называет Генри, очень импульсивна. девушка.С самого начала понятно, что она не обычная, судя по тому, как она выглядит, одевается, ведет себя. Она остается только в доме Генри из-за Мыши.

Конфликт истории можно увидеть сейчас когда Дэвид понимает, что у него есть какие-то чувства к Маусу. Он начинает тратить больше времени с ней, ему нравится с ней разговаривать, касаясь самого интересного темы для него, а заодно и познание жизненной позиции девушки. И хотя Фрик считает ее «глупой» девочкой, Дэвид понимает, что только Маус может сделать его жизнь по-настоящему счастливой, это та, кого он искал за всю жизнь и наконец нашел.Диана чувствует к нему то же самое, но она не готова отказаться от всего, что у нее есть, поэтому просто пытается подавлять ее чувства, уделяя время в основном рисованию.

Наверное, если бы они оба были более настойчивыми и могли бы проводить больше времени вместе, был бы другой конец. Но дело в том, что Дэвид был боится что-либо менять. Где-то внутри него произошла драка между его разум и душа, его сомнения и убеждения, его будущее и его прошлое.

Дэвид возвращается к своей семье. Он встречает свою жену и вид ее заставляет его забыть те три дня. Они определенно изменили его взгляды сильно, но они не изменили его личность, поэтому в конце книга Дэвид признается, что ему удалось «выжить», не следуя страсти и эмоции.

( by Luck )


«Эбеновая башня»: Поиск подлинности

История представляет собой тщательное расследование личности человека, когда это происходит выдержать новый способ мировосприятия.Главному герою Дэвиду пришлось испытать его собственное видение жизни оказалось странным в странной идиллии союз между пожилым художником и двумя его учениками, Энн и Дианой, которые кажутся завороженными неспешной жизнью среди лесов и озер. «Эбеновая башня» - это смелая попытка понять принципы которые поддерживают существование человека. Это также средство выражения битвы внутри главного героя его сомнения и сожаления, его невысказанные желания и неудовлетворенные стремления.Место, где он остановился, вызвало неугасимый огонь в его душе и разуме. Его взгляды на искусство и пути личности Выражения были серьезно проверены, потом скручены и рассыпаны. Место появилось символизировать змея, искушающего и сбивающего с толку. Тишина и очарование жизни, которую вели эти три человека, кажется, скрывает больше, чем кажется на поверхности. У читателя остается чувство тотального изумление после того, как кто-то заметил безвозвратные изменения, управляемые через несколько дней вызвать в главного героя.Тем не менее мы начинаем спрашивать себя о законы и принципы, на которых основана философия нашей жизни.

Название история, безусловно, является подсказкой, которая помогает получить полное представление о сообщение автора. Наиболее подробно это представлено в следующем отрывке:

'Что, черт возьми, значило последнее, что он сказал?'

"Ой". Она улыбнулась. 'Ничего. Всего лишь одна из летучих мышей на его колокольне. Она наклонилась ее голова: «Что, по его мнению, заняло место башни из слоновой кости?»

'Абстракция?'

Она покачала головой.«Все, что ему не нравится в современном искусстве. Что он думает неясно, потому что художник боится быть ясным ... ну вы знаете.

Логика аргументация автора состоит в том, чтобы показать быстрое и неожиданное столкновение двух противоположных идеологий - соответствие здравому смыслу и соответствие правила честности. «Башня из черного дерева» символизирует состояние затемнения честность. «Художник боится быть понятным», как любой обычный человек часто боится представить миру свою настоящую личность.Однако, Возможна и другая интерпретация намекного характера названия.

Критики утверждают, что «эбеновая башня» также вызывает еще одну темную башню, шестнадцатую карту в старших арканах Таро, "Башня", описанная Альфредом Дугласом как "прочная башня, возведенная на травянистом возвышении, [и] пораженная молнией. Молния-вспышка является символом всепоглощающего света истины, в котором вся ложь и в конечном итоге вся двойственность разрушается.Это вспышка внутреннего озарения что приносит свободу просветления. . . . Разрушительное воздействие этого огонь может освободить разум от оков и открыть путь, ведущий к центр; но если сознательный ум не подготовлен, не сильно построен на твердом фондов, это может закончиться катастрофой ».

Таким образом, рассказ представляет собой подробное исследование в духе философии экзистенциализма. Другими словами, это считается одним объяснений «философии кризиса».Основная идея состоит в следующем: чтобы твердо стоять в этом мире, нужно прежде всего изучить свой внутренний мир, оценить свой потенциал и способности. Проблема выдвигается человек. А «Эбеновая башня» дает возможность читателю искать решение этой проблемы. Ни один из вариантов не является нержавеющим, но возможен, если человек верен себе.

(by MissJane)

«Эбеновая башня» - всемирно известный роман, написанный Джоном Фаулзом. посвящен разным темам, как повседневным, так и так сказать высоким материалы.Ставится и решается вопрос и проблема современного искусства. в этом. Название произведения «Эбеновая башня» объясняется в романе. сам. Главный герой, художник Генри Брисли, очерняет современников. художники, которые работают с абстракцией, потому что слишком боятся быть понятными. Так, Башня из черного дерева - это место, куда вы сбрасываете вещи, которые слишком стары, чтобы ценить их.

Что касается главных героев, то их четверо. Дэвид Уильямс - английский искусствовед и художник цветного поля.Он прибывает в север Франции, чтобы взять интервью у старого художника по имени Генри Брисли. Но когда Туда приезжает Дэвид, он понимает, что в доме живут не только великий художник, а также двумя молодыми студентами-художниками: Дианой (Мышь) и Энн ( Урод).

Итак, один из главных конфликтов - это конфликт, связанный с искусством. Как мы должны относитесь к современному искусству? Какую роль в нашей жизни играет искусство? Это только о эстетическое удовольствие и красота? Или есть что-то еще, что-то более глубокое что заставляет художника творить? Почему художники создают шедевры? Зачем? Делать художники разных течений хотят вызвать одинаковый отклик? Они просто заботиться об этом?

Эти вопросы - лишь несколько примеров, затронутых в романе.Они остаются без ответа. Но они заставляют читателей задуматься. Они заставляют нас исследовать, анализировать и делать выводы.

Еще одна тема, которая также весьма явна, - это тема любви и обязанность. У Дэвида Уильямса есть жена и дочь. Но тем не менее он влюбляется в Диану. Это противоречит его жизненным принципам. Он не хочет продолжать жить с женой. По дороге домой он думает, не можно было бы как-нибудь разрешить ситуацию.И он мечтает как было бы замечательно, если бы его жена попала в автомобильную аварию и разбилась или если бы Диана была его женой. Но он едет домой. И совершенно ясно, что он будет продолжать вести привычный образ жизни.

Следовательно, последнее предложение рассказа - «Я выжил». означает, что Давиду удалось устоять перед искушением. Но это путешествие повлиять на него. Трех дней хватило, чтобы изменить его отношение к многочисленной жизни. явления.По крайней мере, он получил такой опыт, что мы совершенно четко осознаем, что как бы ни вел себя Дэвид, он никогда не будет тем человеком, которым был до поездка.

(Ася)


Рассказ «Эбеновая башня», написанный Джоном Фаулз довольно сложен, хотя может показаться просто еще одним рассказ об отношениях людей и искусстве. Его сообщение не лежит на поверхность. Являясь представителем постмодернизма, автор пытается объединить разные аспекты человеческой жизни в одном контекст.Поэтому его роман отсылает к реалиям современной жизни. восприятие жизни, тенденции современного искусства и критика. В Роман представляет собой представление современной жизни, показанной с перспектива художественной позиции и человеческих отношений внутри одного изолированное общество.

Главный вопрос здесь: «Что это за история? около?" Это о жизни художника? Это о восприятии мира через творчество и искусство? Или это просто проблема чей выбор показан через призму художественной жизни? На мой взгляд рассказ не может быть разделен на несколько тем, но должен быть рассматривается как нечто целое, поскольку нет границы между искусством и жизнью в рассказе и возможности человека и желания не ограничиваются внешний мир.

Дэвид, главный герой рассказа, посещает старый художник, чтобы узнать о его жизни и, наконец, написать книга о нем. Художественный критик и художник, женат. мужчина, который любит свою жену и свою дочь. Он обычный представитель других искусствоведов и журналистов, мужчин и отцы. Итак, этот довольно неприметный мужчина должен тратить три дня в деревне с пожилым художником. Но он фактически оказывается в изолированном месте, где нормальная жизнь стереотипы, кажется, навсегда забыты.Он встречает экстравагантный старый художник, который объясняет ему, что настоящая жизнь выходит за рамки ученого теории. Он встречает эксцентричную девушку по имени Фрик, которая показывает ему, что сила искусства может воскресить развращенную и потерянную душу. Он встречает наивная, добрая и талантливая девушка по имени Мышь, которая позволяет ему понять, чего он хочет и что чувствует. Эти три человека просто сломать стереотипность Дэвида, и вот как автор идея проявляет себя: для достижения настоящей свободы познания искусство и создавать шедевры нужно избавиться от ограничений навязывается ему привычками, моральными и социальными правилами.Но один сильный достаточно для этого?

Итак, о чем эта история? Это история о человеке, чей восприятие меняется под влиянием чистого искусства. Это рассказ о человек, который погрузился в самую глубину художественного и даже сюрреалистическое существо, испытавшее чувства, которых он никогда не достиг напротив, который, наконец, пришел к определенному пониманию своего желания, но кому наконец удалось это оставить. "Он сдается что осталось: абстракции.Я выжил ».

(Рина)

.

«Эбеновая башня» Джона Фаулза

Во введении ко второй истории в этом сборнике, перевод Марии де Франс из 12 века лежал «Элидук» , Фаулз приписывает кельтскому роману

«самую суть того, что мы имели в виду. с тех пор благодаря вымышленному роману и его детям до этого странного северного вторжения в средневековый разум ».

Может быть, а может и нет. Существует множество ранее существовавших литературных форм, от греческих до норвежских, которые могут претендовать на равные, если не на большие права, но давайте побалуем его здесь.

Заглавный рассказ,

Во введении ко второму рассказу в этом сборнике, перевод Марии де Франс 12 века лежит «Элидук» , Фаулз приписывает кельтскому роману

«самую суть того, что мы имели в виду с момента вымышленного романа и его детей до этого странного северного вторжения в средневековый разум ».

Может быть, а может и нет. Существует множество ранее существовавших литературных форм, от греческих до норвежских, которые могут претендовать на равные, если не на большие права, но давайте побалуем его здесь.

Заглавная повесть, новелла, в некотором роде является современным пересказом Eliduc и других сонетов.

Молодой художник и рецензент навещает пожилого британского художника, изгнанного из страны, живущего в сельской местности Франции с парой привлекательных молодых женщин.

Старый развратный козел, Генри Брисли, презирает абстрактное искусство ( «Кровавая геометрия» ) и наносит совершенно очевидные оскорбления двум своим наиболее уважаемым практикам (Пикассо произносится как « пикап» , Джексон Поллок становится «Джексон Боллок» ).

Но рыцарь в этой истории на самом деле молодой человек, хотя справедливо сказать, что и его персонаж, и его работы считаются хуже тех кельтских мелодий, которые обеспечивают фоновый шум.

«Бедный Коко» - это история столкновения поколений. Престарелый писатель, заканчивающий книгу в уединении загородного коттеджа, встревожен и попадает в плен к разговорчивому, но полуграмотному молодому грабителю.

Злоумышленник вежлив и ненасильственен, однако он злонамеренно сжигает записи писателя, что приводит к выводу старейшины: «На самом деле сгорел« отказ »моего поколения передать некую магию» , а именно дар красноречия.

Я полагаю, Фаулз хотел, чтобы мы сочувствовали писателю, но почему тогда он сделал его таким напыщенным старым ослом? Как рассказчик, он был настолько взволнован, что это должно было быть сделано намеренно.

В «Загадке», казалось бы, довольный и лишенный воображения депутат-консерватор внезапно пропадает, не оставляя никаких ключей, чтобы объяснить свое исчезновение.

Полицейское расследование началось, но фактическое обнаружение пришло откуда-то еще и было интересным поворотом в жанре.

Наконец, «Облако» заглянуло на семейный пикник среднего класса во французской сельской местности, обнаружив некоторое кипящее сексуальное напряжение и разочарования.

Стиль немного напомнил мне Вирджинию Вулф. Мне очень понравилась импровизированная сказка.

Фаулз был одним из тех писателей, которые появились в 1960-х годах и стали ассоциироваться со свободной любовью и всем остальным. Я не мог определить почему из этой коллекции, хотя она была в основном превосходной.

Я читал Женщина французского лейтенанта много лет назад.Это тоже было отлично, если мне не изменяет память.

.

Стилистический анализ «Эбеновая башня» Джона Фаулза. Литература,

Эпизод представлен через восприятие персонажа. Такое представление образа жизни, как если бы она воспринималась персонажем, создает эффект непосредственного присутствия. Это связано с обильным использованием различных стилистических приемов.

  • Знакомство с особенностями фонетических и графических выразительных средств стилистических приемов. Исследование и характеристика сущности стилистической семасиологии.Определение понятия лексико-семантических стилистических приемов и фигур замещения.

    , 19.07.2017

  • Стилистические приемы, использующие значение и структуру языковых единиц. Фонетические выразительные средства и приемы. Характеристики типов метафор. Кульминационное лексическое или синтаксическое повторение. Хиазм - обратная версия синтаксического параллелизма.

    , 20.12.2013

  • Перевод лексико-стилистических приемов и выяснение, сохраняют ли переводы значение как лексико-стилистический прием или изменяют его.Изучите устройство стилистических приемов и способы их перевода с русского на английский.

    , 13.05.2014

  • Краткая история развития стилистического языка. Литературная стилистика в заголовках газет. Стилистические приемы, их виды, характеристика и примеры применения. Аллитерация в поэзии и литературе. Метафора и стилистические приемы.

    , 27.12.2011

  • Стилистическая составляющая и ее лексикографическое отражение.Стилистическая нейтральность и стилистическая окраска. Слово и его значение. Лексические, стилистические трансформации в переводе. Стилистический анализ Великого Гэтсби со стороны лексики и грамматики.

    , 23.04.2014

  • Рассмотрение основных понятий стиля и стилистики. Описание фонетических и лексических средств выражения и синтаксических стилистических приемов. Классификация функциональных стилей английского языка. Решение практических задач по стилистическому анализу.

    , 19.06.2011

  • Анализ существующих классификаций стилистических приемов и фигур речи в английском языке. Сущность, структура, типы, использование и функционирование стилистических и лексических структур в предложениях и текстах английских и американских писателей и поэтов.

    , 17.03.2015

  • Виды стилистических исследований и разделы стилистики. Стилистическая классификация английской лексики.Стилистическая теория и классификация выразительных средств Г. Лича. Классификация выразительных средств и стилистических приемов Ю.М. Скребнев.

    , 18.04.2015

  • Стиль как общее семиотическое понятие. Различные интерпретации стиля и стилевого исследования. Стилистическая классификация английской лексики. Типы коннотаций. Функциональные стили и стилистическая грамматика. Выразительные средства и приемы, интерпретация текста.

    , 04.01.2013

  • Стилистический марш под звуки слов или предложений.Звукоподражание на английском языке. Придание мелодичных звуковых высказываний с использованием аллитерации. Использование составных и неполных рифм при написании стихов. Ритмическая и стилистическая организация текста.

    , 20.04.2015

  • .

    The Ebony Tower (ТВ, 1984) - The Ebony Tower (ТВ, 1984) - Отзывы пользователей

    Хорошая обстановка старого французского поместья летом, населенная старым драконом художника (Оливье) и двумя девушками, бывшими студентами-художниками, что он поймал в ловушку (Скакки и Уилкокс). В его царство, чтобы взять интервью у него, приходит не странствующий рыцарь, а самодовольный пример современного мира (Рис). Одна из девушек, застенчивая, но одаренная, задается вопросом, сбежать ли с ним и воссоединиться с миром. Еще до конца она понимает, что он того не стоит.

    В книге сказано намного больше, но мы должны удовлетвориться кратким набегом на этот фильм, который эмоционально и интеллектуально тоньше. Чтобы компенсировать это, мы мельком видим несколько прекрасных картин, а в инсценировке «Déjeuner sur l'herbe» Мане - несколько прекрасных обнаженных девушек. В целом он выглядит привлекательным, но легким, сильной стороной которого является красота и, более того, острота Греты Скакки как яркой талантливой молодой женщины, не уверенной в своем направлении.

    3 из 3 считают эту информацию полезной.Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.
    Постоянная ссылка .

    The Ebony Tower - Интернет-сообщество ученых и исследователей цвета

    Конкурсный семинар по стипендиям в Эбеновой башне прошел в четверг, 16 июля 2020 года. Эксперт ответил на часто задаваемые вопросы о подаче заявки на получение стипендий на национальном уровне. Модераторы: Дафна М. Пенн | PhD | Социология образования | Гарвардский университет Sa-kiera Hudson | PhD | Социальная психология | Эксперты Йельского университета: Жасмин Кваса | Кандидат наук | Электротехника, вычислительная техника и неврология | Университет Карнеги-Меллона Джулисса… Читать далее Семинар для стипендий Эбонитовой башни (видео)

    Написано Малеа Энн Ледет и Рассел Дж.Ледет, д. Прошлая неделя была очень загруженной. NPR, People Magazine, ABC News, WWLTV, WDSU, Good Morning America, и этот список можно продолжить. «15 белых халатов» вышли на мировую арену с огромной скоростью. Это все из-за пары фотографий, которые мы сделали на плантации Уитни. Конечно, мы живем… Читать дальше Out of the Mouth of Babes

    В этом эпизоде ​​к Дафне и Рэйчел присоединяется доктор Ридди Бхандари, приглашенный научный сотрудник Школы лидерских исследований Джепсона Университета Ричмонда Зузана Симоньева Чмеликова.Помимо обсуждения своих исследований, доктор Бхандари также делится своим опытом работы в академических кругах и на рынке труда в качестве международного ученого. Читать далее «Байки из башни» с доктором Риддхи Бхандари

    В последнем выпуске Ask Ebony Anything Дафна и Рэйчел предлагают советы потенциальным аспирантам, заинтересованным в начале процесса подачи заявки на докторскую степень (4:30), дают советы о том, как получить яркое рекомендательное письмо (14:10), предлагают понимание того, как выбирать и вести переговоры с аспирантскими программами до крайнего срока 15 апреля (21:40), а также давать рекомендации по подготовке к защите диссертации (30:50).Ресурсы –Pomodoro… Читать далее «Спросите у Ebony Anything III»: от подачи заявки на получение докторской степени до защиты диссертации

    В сегодняшнем выпуске «В центре внимания ученых» Дафна и Рэйчел берут интервью у доктора Энтони Абрахама Джека о его новой книге «Привилегированные бедные: как элитные колледжи терпят неудачу среди студентов из неблагополучных семей». Помимо обсуждения важных выводов и выводов из своей книги (15:00), доктор Джек также дает представление о своем академическом путешествии (1:17) и опыте, сформировавшем его исследовательскую программу (9:00).Наконец, профессор дает совет, как закончить диссертацию (21:05),… Читать далее Scholar Spotlight & Book Talk с доктором Энтони Абрахамом Джеком

    В этом эпизоде ​​Tales from the Tower Уитни делится своей историей лечения послеродовых осложнений, пренебрежительного отношения к медицинским работникам, диагноза послеродовой кардиомиопатии и отцовства, а также обучения в аспирантуре. Уитни, Дафна и Рэйчел также обсуждают, как расовая принадлежность и социальный капитал влияют на медицинский опыт и результаты чернокожих женщин.* Этот выпуск спонсируется Taupe Coat. Посетите их сайт сегодня: www.taupecoat.com * Ресурсы: Почему Америка… Продолжайте читать «Сказки с башни: беременность, здоровье и воспитание детей в аспирантуре

    »

    В этом новом выпуске «Спроси Эбони о чем угодно» Дафна и Рэйчел начинают с обсуждения профессиональных и финансовых соображений, которые будущие аспиранты должны учитывать при принятии решения о поступлении на докторскую степень в коммерческом колледже (1:24). Затем они переключают передачи и помогают понять, как поддерживать отношения на расстоянии во время учебы в аспирантуре (9:20).Пара также дает советы по структурированию резюме (16:09) и… Читать далее Ask Ebony Anything II: коммерческие программы и любовь на расстоянии

    Афроамериканец / африканская антропология Уголовное правосудие / криминология Экономика критических рас История образования Междисциплинарный Латинская Америка / Латинская Америка / Карибский бассейн Политология Психология Религия Социология Читать далее Справедливость в CITE

    В этом эпизоде ​​Дафна и Рэйчел обсуждают последние новости и сплетни в сфере высшего образования, в том числе то, как закрытие правительства повлияло на академических исследователей, скандальное объявление о вакансии в Нотр-Дам и последствия свободы слова в академии.Затем они обсуждают злободневный вопрос, связанный с ролью ученых, занимающихся цветными науками, в решении вопросов расы и разнообразия в высшем… Читать далее Чай из башни: свобода слова и разнообразие в высшем образовании

    Бывали ли вы когда-нибудь в ситуации, когда вам нужно было постоять за себя, но при этом вы хотели избежать ярлыка «сердитый POC»? В этом выпуске Омар делится своей историей об управлении стереотипами в классе, а также отстаивает то, что правильно.* Этот выпуск спонсируется Taupe Coat. Посетите их сайт сегодня: www.taupecoat.com * Продолжайте читать «Сказки с башни: управление впечатлениями и микроагрессиями»

    .

    Смотрите также

    Сайт о Бане - проект, посвященный строительству, эксплуатации и уходу за русской баней. Большой сборник статей, который может быть полезен любому любителю бани

    Содержание, карта сайта.