Башня из черного дерева джон фаулз


"Башня из черного дерева" Джон Фаулз: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-699-39761-7

Сборник состоит из 5 повестей: Башня из черного дерева, Элидюк, Бедный Коко, Энигма, Туча. Издание понравилось, уже прикидываю что еще купить в этой серии, кроме самого Фаулза, разумеется.

«Башня из черного дерева»
Бесконечно волшебная вещь. Поначалу я с некоторым трудом могла уследить за мыслью автора, без устали сыпавшего названиями художников и их картин, хронологически разбросанных по всему 20 веку. Но по окончании вводной части... я простила автору все. Потому что в описании простого, неуловимого и слегка эксцентричного образа жизни царящего в Котминэ завораживает с первой минуты. Кажется, что время не властно над этим местом... Здесь вчера повторится сегодня и завтра как две капли воды будет похоже на сегодня. И пусть персонажи не развиваются вдоль временной оси. Зато они развиваются по какой-то другой непостижимой шкале пространства и духовного углубления. Автор во многом опирается на кельтские мотивы, одним из основных моментов которых является - гармония с природой и в некотором смысле даже ее одухотворение. Повесть удивительно легкая, пронизывающая и печальная. Потому что в нашей жизни все решает момент. Решающая секунда, которую мы можем попросту не заметить в стремительной погоне за ускользающим временем. И если человек эту секунду упустил.... Жалеть об этом ему придется всю жизнь.
Особенно хочется сказать о тонкой и трогательной вуали любви, слегка обозначенной в этой повести. Я давно пыталась и не могла облечь в слава о какой любви я мечтаю лично для себя... Оказалось, что за меня все уже давно сформулировал Фаулз. Очень тонкая, на грани материального и нематериального мира связь. Знание и понимание, пришедшее из глубины твоего существа. Молчание, стоящее тысячи слов и слово, эхом отдающееся в твоих мыслях сквозь годы. Просто непередаваемо... Это НАДО читать...
Еще при прочтении стоит обратить внимание на образ Башни из черного дерева и авторскую интерпретацию оного.

«Элидюк»
В меру свободный перевод баллады, созданной предшественницей (по мнению Фаулза) Джейн Остин) Марией Французской, большую часть жизни находившейся в Англии. В оригинале баллада называется: «Гильделюек и Гиллиадун».И действительно. Это повесть о двух женщинах. Одна из них жена героя, а другая - неожиданная возлюбленная. Прямо скажем, поведение "рыцаря" в сложившейся ситуации оставляет желать лучшего. Он неискренен, более того врет, финтит и устраивает побег. В общем на фоне своих подвигах стремительно падает в глазах читателя по мере развития сюжета. Зато девушки настолько благородны, что уступают друг другу своего возлюбленного (в обмороке или сознательно). И знаете, сдается мне Фаулз прав насчет тонкой иронии присущей Марии Французской. На мой субъективный женский взгляд история не лишена шпильки в сторону мужского пола. Из разряда: Намерения-то благородны и эмоции искренни, а вот с честностью и порядочностью.... беда)))
Кстати обратите каким с точки зрения военной науки эффективным, но нечестным для того времени способом герой выигрывает схватку, расположившую к нему отца его возлюбленной.
Почему-то вспомнился фильм "О чем еще говорят мужчины" и диалог о любовницах, где один из героев жалуется на то, что ему хорошо и с любовницей, и с женой. И это вроде как «нехорошо»...

«Бедный Коко»
Повесть рассказывает нам о странном происшествии из жизни главного героя - писателя. Где вежливый и спокойный грабитель напоследок совершает странный, необъяснимый и жестокий поступок. Очень интересно наблюдать за размышлениями ГГ (то бишь автора) о причинах неожиданного и болезненного удара Мы как бы видим рассказ в ретроспективе, в своем рассуждении писатель запускает события в обратной перемотке, чтобы найти столь необходимое для его спокойствия объяснение.

«Энигма»
Детективная история. Однажды уважаемый, солидный и серьезный мужчина неожиданно исчез. Не умер, не уехал, а просто исчез. Расследование, смущенное абсолютным отсутствием улик, стало угасать и его поручили молодому перспективному полицейскому. Он зацепился за всего лишь легкий отпечаток следа и заинтересовался возможностью. Невероятной, но оттого не менее реальной возможностью разгадки. Вот только прав ли он? Неизвестно. Фаулз оставляет на долю читателя определиться с развязкой.

«Туча»
Самый непонятный рассказ сборника. Для начала совершенно не ясно кто все эти люди, разговаривающее с первой минуты действия. Само повествование построенное на потоке мыслей и слов то одного, то другого героя еще больше сбивает с толку. Где заканчивается один человек и начинается другой. Возможно в этом и был замысел автора. На мой субъективный взгляд «Туча» - это предыстория. Рассказ обрывается как раз в тот момент, когда начинается интрига. Честно говоря я долгое время была растеряна, как трактовать сие произведение. Поскольку мало того, что непонятно местами, так еще и не закончено. Хотя сказка про принцессу Эмму бесподобна))) Сейчас мне кажется, что в оборванности заключается главный посыл рассказа. Читателя ознакомили с предысторией и предоставили самому домыслить всю историю до конца. Или так, или я вообще ничего не поняла в прочитанном)

ИТОГО: «Башня из черного дерева» обязателен к прочтению. «Элидюк» интересен и необычен. Остальные три рассказа по желанию. Хотя, если честно в расположении рассказов акцент настолько смещен на первый, что остальные не вызывают особенных чувств. Все восторги и слезы уходят на БиЧВ.

Джон Фаулз - Башня из черного дерева читать онлайн бесплатно

Альбер Камю - Чума

Первые наброски сюжета «Чумы» и выход законченной книги в свет разделяют почти десять лет: отдельные персонажи, которых мы обнаруживаем в повести, появляются в записных книжках Камю еще в 1938 г. Несомненно, одним из событий, самым непосредственным образом определившим ход работы над книгой, стала война: чуть ли не буквальные отсылки рассеяны по всей книге, да и сам Камю, настаивая на множестве возможных прочтений повести, выделял одно: «Очевидно, что „Чума“ повествует о борьбе европейского сопротивления против нацизма: врага, который в книге прямо не назван, узнали по всей Европе» ("Письмо Ролану Барту о «Чуме»).Фабула, некоторые элементы которой встречаются нам в сборнике новелл «Лето» (эссе «Минотавр, или Остановка в Оране») и «Калигуле» (акт IV, сц. IX), по мере работы над книгой быстро обогащается вариантами и деталями; множество бытовых деталей были подмечены Камю во время его пребывания в самом Оране, алжирском городе на побережье Средиземного моря, – в частности, образ старика, приманивавшего кошек и плевавшего им затем на головы. Камю так и описывал свою работу над книгой: «это заранее разработанный план, который изменяют, с одной стороны, обстоятельства и с другой – сама работа по его осуществлению».Вариант заголовка появляется в 1941 г.: «Чума или приключение (роман)», помечает Камю в записных книжках; тогда же он приступает и к изучению специализированной литературы по теме. В следующем году Камю значительно увеличивает количество четко обрисованных персонажей (так, например, появляются Коттар и старик астматик) и размышляет о возможной форме будущего произведения: он обращается к романной классике, от Мелвилла и Бальзака до Стендаля и Флобера.Первые наброски цельной рукописи значительным образом отличаются от окончательного варианта; так, например, изменен порядок глав и отдельных описаний, отсутствуют персонажи Рамбера и Грана.

Башня из черного дерева - Фаулз Джон Роберт » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Джон Фаулз

Башня из черного дерева

Перевод — К. Чугунова

John Fowles The Ebony Tower 1974

…Et par forez longues et lees

Par leus estranges et sauvages

Et passa mainz felons passages

Et maint peril et maint destroit

Tant qu'il vint au santier tot droit…

Chretien de Troyes,"Yvain"

1

Дэвид приехал в Котминэ в среду во второй половине дня, через сутки после того, как причалил в Шербуре и, нигде не задерживаясь, повел машину в Авранш, где заночевал. Это позволило ему оставшуюся часть пути проехать при свете дня, полюбоваться чарующей, как сновидение, картиной шпилевидных скал вдоль отдаленных берегов Мон-сен-Мишель, побродить по улицам Сен-Мало и Динана; потом он свернул на юг и выбрался на шоссе, прорезавшее живописную сельскую местность. Стояла чудесная сентябрьская погода. Его сразу пленили мирные пейзажи с ухоженными фруктовыми садами и полями — задумчивыми и уставшими от бремени урожая. Дважды он останавливался и наносил на бумагу особенно приятные сочетания красок — параллельные полосы акварели разных тонов и оттенков, — помечая своим четким почерком масштаб. Хотя в этих его пометках и содержались некоторые указания на внешнее сходство с натурой (одна цветная полоска — поле, другая — освещенная солнцем стена, третья — отдаленный холм), он ничего не рисовал. Лишь записывал число, месяц, время дня и погоду, потом ехал дальше.

Он испытывал легкие угрызения совести от того, что так приятно проводит время один, без Бет, после бурного объяснения накануне отъезда; однако прелестная погода, новые впечатления и, конечно, беспокойная и вместе радостная мысль о цели путешествия, к которой он приближался, — все создавало приятную иллюзию холостяцкой свободы. Последние мили пути, пролегавшие по Пемпонскому лесу — одному из нетронутых еще обширных массивов Бретани, были поистине чарующи: прямые, зеленые и тенистые дороги с редкими солнечными просветами в узких просеках, рассекавших бесконечные заросли деревьев. Его представление о крае, где старик прожил последние годы и где обрел наибольшую славу, сразу приняло конкретные очертания. Сколько ни читай, каково бы ни было воображение, ничто не может заменить то, что видишь глазами. Еще не добравшись до цели, Дэвид уже знал, что ехал сюда не напрасно.

Скоро он свернул на совсем узенькую и пустынную лесную дорогу — voie communale 2 и, проехав около мили, увидел искомую надпись: Manoir de Coetminais. Chemin prive. 3 Далее путь преграждали белые ворота, которые ему пришлось самому открыть и закрыть. Еще с полмили — и снова ворота, как раз в том месте, где поредевший лес открывал вид на залитый солнцем запущенный сад. На перекладине ворот — деревянная табличка с надписью. Дэвид улыбнулся — под французскими словами «Chien mechant» 4 стояли английские: «Без предварительной договоренности посетителям въезд строго запрещен». Словно в подтверждение серьезности этой надписи на воротах изнутри висел замок. Похоже было, что его приезда никто и не ждал. На мгновение он растерялся: чего доброго, старый хрыч вообще забыл о своем приглашении. Дэвид, отойдя в холодок, смотрел на освещенные солнцем ворота. Нет, не мог он забыть — ведь еще на прошлой неделе Дэвид послал ему записку с напоминанием о предстоящем приезде и выражением благодарности. Сзади раздалась птичья трель, похожая на неумелую игру на оловянной дудке. Он оглянулся, но птицы не увидел. Птица явно не английская, подумал Дэвид. Но сам-то он англичанин, и не к лицу ему бояться какой-то собаки. Надо действовать. Не может же он… Дэвид вернулся к машине, заглушил двигатель, запер дверцы и, подойдя снова к воротам, перелез на другую сторону.

Он шел по дорожке среди старых яблонь, усыпанных плодами красных сидровых сортов. Кругом была тишина, ничто не говорило о присутствии собаки. На солнечной поляне, среди моря гигантских дубов и буков, одиноко стояла manoir. Не совсем то, что Дэвид ожидал увидеть. Вероятно, потому, что слабо владел французским и, если не считать Парижа, почти совсем не знал Франции. Иначе не перевел бы это слово буквально, как английское «замок». В действительности же это строение напоминало скорее жилище зажиточного фермера; ничего особенно аристократического в его фасаде не было: светлая буро-желтая штукатурка, пересеченная крест-накрест редкими рыжеватыми планками, и темно-коричневые ставни. К восточной стороне дома примыкала небольшая прямоугольная пристройка, сооруженная, по всей видимости, в более позднее время. И все-таки было в этом доме что-то привлекательное. Старинное, без архитектурных излишеств, приветливое здание производило внушительное впечатление. Дело лишь в том, что Дэвид предполагал увидеть нечто более величественное.

Двор перед домом с южной стороны был устлан гравием. У основания стены росли герань и две старые шток-розы, на крыше сидели белые голуби. Ставни на окнах были закрыты, дом спал, но парадная дверь, увенчанная гербом на каменном щите (надпись на нем стерлась от времени), оставалась полуоткрытой. Дэвид опасливо ступил на гравий и подошел к двери. Ни дверного кольца, ни кнопки звонка не было; к счастью, не оказалось и страшной собаки. Он заглянул внутрь: холл с выложенным каменными плитами полом, дубовый стол у деревянной, старинного стиля, лестницы со стертыми и поцарапанными перилами, которая вела наверх. В глубине холла виднелась вторая — тоже открытая — дверь, а за ней — освещенный солнцем сад. Дэвид постоял в нерешительности, сознавая, что приехал раньше назначенного времени, и постучал костяшками пальцев по массивной двери. Выждав немного, решил, что стучать бесполезно, и шагнул за порог. Справа от себя он увидел длинную, как галерея, гостиную, разделенную старинными арками. Частично древние опорные колонны были, видимо, снесены, но основные остались. Черные, они выделялись на фоне белых стен с беспардонностью скелета. Во всем этом было что-то тюдоровское и гораздо более английское, чем можно было предположить, судя по фасаду. Очень приятный уголок — заставленный и в то же время просторный: старинная резная мебель, вазы с цветами, несколько кресел и два дивана; старые розовые и красные ковры и, конечно, картины… Ничего удивительного — кроме того, что можно было вот так войти и любоваться ими: Дэвид ведь знал, что у старика, помимо собственных работ, хранилась небольшая, но весьма ценная коллекция творений других художников. Имена знаменитостей, представленных здесь, уже известны из прессы: Энсор, Марке; вон тот пейзаж в дальнем конце зала, должно быть, кисти «холодного» Дерена; а над камином…

Но должен же он все-таки дать о себе знать. Дэвид прошел по каменному полу мимо лестницы в дальний конец холла и остановился у открытой двери. Перед ним простиралась обширная лужайка с клумбами, декоративными кустами и деревьями. С севера ее ограждала высокая стена, вдоль которой вытянулся ряд невидимых со стороны фасада главного здания невысоких строений, когда-то служивших фермеру конюшнями и коровниками. В центре лужайки росла катальпа с подрезанной кроной, отчего она приобрела сходство с гигантским зеленым грибом. Под ее сенью расположились, точно собеседники, садовый стол и три плетеных кресла, а дальше лежали на траве, окутанные зноем, две обнаженные девушки. Одна из них, наполовину скрытая травой, лежала на спине и, казалось, спала. Другая — та, что поближе, — лежала на животе и, подперев подбородок руками, читала книгу. На голове у нее была широкополая соломенная шляпа с тульей, перевитой темно-красной лентой. Тела обеих девушек были очень смуглы от загара; по-видимому, они не подозревали, что всего в тридцати шагах от них стоит посторонний мужчина. Он не понимал, как они могли не услышать его машины в лесной тишине. Но ведь он приехал раньше времени, хотя сам предупреждал в письме, что будет только к вечернему чаю. Да и позвонить мог: поискал бы как следует кнопку звонка, и какой-нибудь слуга наверняка бы услышал. Несколько коротких секунд он запечатлевал в памяти мягкие очертания неподвижных женских фигур, зелень катальпы и зелень травы, густой красный цвет ленты на тулье шляпы, розовую стену вдалеке и шпалеры плодовых деревьев. Потом он повернулся и пошел обратно к входной двери: увиденное скорее позабавило его, чем смутило. Он снова вспомнил Бет: в какой восторг она бы сейчас пришла, найдя подтверждение легенде о старом фавне, предающемся порочным утехам!

Башня из черного дерева читать онлайн - Джон Фаулз

Джон Фаулз

Башня из черного дерева

Башня из черного дерева


…Et par forez longues et lees
Par leus estranges et sauvages
Et passa mainz felons passages
Et maint peril et maint destroit
Tant qu’il vint au santier tot droit
Chrétien de Troyes, «Yvain»

…Он побывал в лесах глухих.
Проехал много перепутий.
Встречал немало всякой жути
И наконец перед собой
Увидел в дебрях путь прямой…
Кретьен де Труа, «Ивэйн»
(Перевод со старофранцузского В. Микушевича.)

Дэвид приехал в Котминэ в среду, на следующий день после того как сошел на берег в Шербуре, и сразу отправился в Авранш, где и заночевал. Это дало ему возможность не торопясь преодолеть оставшуюся часть пути; целый день он мог наслаждаться всем, что видел вокруг: вдали, словно феерический мираж, поднимались в небо шпили монастыря на острове Мон-Сен-Мишель [Небольшой скалистый остров у берегов Нормандии, где расположен бенедиктинский монастырь-крепость XII–XIV вв. (Здесь и далее примеч. переводчика.)]; он с удовольствием побродил по Сен-Мало и Динану, а затем повел машину на юг. Стоял ранний сентябрь, погода была прекрасная, он ехал по совершенно незнакомой ему сельской местности и сразу же влюбился в дышащие покоем ландшафты, недавно убранные поля, примолкшие, словно погруженные в себя, источающие ароматы только что собранного урожая, и ухоженные, с аккуратно подстриженными деревьями сады. Он дважды останавливался — нанести на бумагу особенно приятные глазу сочетания цветовых тонов, особую глубину цвета: проводил параллельные полосы акварелью, добавляя пояснительные заметки карандашом, четким, аккуратным почерком. И хотя в этих словесных заметках содержались кое-какие намеки на реальные предметы — вот эта цветовая полоса ассоциируется с полем, а та — с освещенной солнцем стеной или с отдаленным холмом, — он ничего не зарисовывал. Только записывал дату, время дня, какая стоит погода, и ехал дальше. Он испытывал легкое чувство вины оттого, что все вокруг доставляет ему такое наслаждение, оттого, что совершенно неожиданно оказался здесь один, без Бет, да еще после скандала, который он ей устроил на прощанье; но этот чудесный день, предощущение открытия и, разумеется, сама цель всего мероприятия, так грозно и вместе с тем привлекательно маячившая впереди, теперь уже совсем близко, — все, как нарочно, соединилось, создавая иллюзию полной холостяцкой свободы. А последние несколько миль через Пэмпонский лес, один из немногих лесных массивов, сохранившихся от прежней, заросшей лесами Бретани, оказались просто очаровательными: зеленые, укрытые глубокой тенью неширокие дороги; вдруг открывающиеся то с одной, то с другой стороны узкие, пронизанные солнцем просеки меж деревьями, которым нет ни конца ни края. Его представления о последнем, самом блестящем периоде творчества старого мастера сразу обрели плоть. Сколько ни читай, каких умозаключений ни выстраивай, ничто не заменит собственного опыта. Задолго до того, как Дэвид добрался до цели, он уже знал, что отправился в это путешествие не напрасно. Наконец он свернул на совсем узенькую лесную дорогу, заброшенную voie communale [Коммунальная (не частная) дорога (фр.).], и, проехав около мили, обнаружил обещанный указатель: «Manoir de Coëtminais. Chemin privé» [«Усадьба Котминэ. Частная дорога» (фр.).]. Увидел белые ворота, которые пришлось открыть, а затем закрыть за собой. Проехав по лесной дороге еще с полмили, он обнаружил, что как раз там, на границе леса, где открывается залитый солнечным светом, заросший высокой травой сад, путь ему преграждают еще одни ворота. К верхней перекладине прибита табличка. Прочитав надпись, Дэвид не мог не улыбнуться: под словами «Chien méchant» [«Злая собака» (фр.).] шло предупреждение по-английски: «Без предварительной договоренности вход посетителям воспрещен». И как бы удостоверяя, что не следует легкомысленно относиться к этим словам, ворота оказались запертыми с внутренней стороны на висячий замок. Видимо, о его сегодняшнем приезде просто забыли. На миг он пришел в некоторое замешательство: да не забыл ли вообще старый черт, что Дэвид должен приехать? Он стоял в густой тени, вглядываясь в солнечное пространство за воротами. Да нет, не мог он забыть, ведь на прошлой неделе Дэвид отправил ему коротенькое, напоминающее о договоренности письмо, еще раз поблагодарив старика и повторив, что с нетерпением ждет встречи. Совсем рядом, с одного из деревьев у него за спиной, раздалась птичья трель — странный, высокий, трехсложный зов, словно кто-то неумело наигрывал на оловянной дудочке. Он оглянулся, но птицы не увидел. Птица явно не английская. Странным образом эта мысль заставила его вспомнить, что он-то ведь — англичанин. Есть там злая собака или нет, не к лицу ему… Он пошел назад, к машине, выключил мотор, запер двери, вернулся и перелез через ворота.

Дэвид шагал по въездной аллее через сад, меж старыми деревьями, ветви которых были усыпаны кислицей и мелкими красными яблоками, годившимися разве что на сидр. Ни лая, ни рычания: ничто не говорило о присутствии собаки. Дом — manoir — стоявший в полном одиночестве, словно остров посреди океана огромных дубов и буков, не оправдал его ожиданий. Может быть, оттого, что Дэвид не очень-то владел французским и почти не знал Франции за пределами Парижа, слово «manoir» он воспринимал прежде всего зрительно, потому и переводил на английский как «manor-house» — «замок». На самом же деле этот «замок» больше походил на старую ферму зажиточного хозяина; ничего особенно аристократического в его фасаде не было: светлая, красновато-желтая штукатурка, по ней — широкой клеткой — перекрестья более ярких красноватых планок и, резким контрастом на этом фоне, темно-коричневые ставни окон. От восточного торца под прямым углом отходил небольшой флигель, явно более поздней постройки. Но этот нехитрый ансамбль обладал каким-то особым очарованием: небольшой старый дом имел свое лицо, свой собственный характер, создавал ощущение доброй надежности. Просто Дэвид ожидал увидеть что-то гораздо более грандиозное.

С южной стороны к дому примыкал усыпанный гравием двор. Герани у подножия стены, два разросшихся куста вьющихся роз, стайка белых голубей разбрелась по крыше… Все ставни были закрыты: дом спал. Но главный вход, весьма необычно оказавшийся не в центре дома, а ближе к западному торцу, с геральдическим каменным щитом над дверью — детали герба давно стерло время, — был оставлен открытым. Дэвид осторожно прошел ко входу по гравию двора. Ни дверного молотка, ни звонка обнаружить не удалось. К счастью, не удалось обнаружить и злой собаки, о которой предупреждала грозная надпись. Он увидел холл с выложенным каменными плитами полом, дубовый стол у древней деревянной лестницы, ведущей наверх, с истертыми и покривившимися, прямо-таки средневековыми перилами. За нею, в противоположном конце дома, в раме другой распахнутой двери открывался солнечный сад. Дэвид постоял в нерешительности, поняв, что явился раньше, чем обещал, потом постучал костяшками пальцев по массивной входной двери. Через несколько секунд, осознав тщетность своих надежд на то, что столь слабый звук может быть услышан, он шагнул через порог. По правую руку протянулась длинная, словно картинная галерея, гостиная. Должно быть, старые деревянные перегородки снесли, но главные стойки решили оставить, и, черные на фоне беленых стен, они, словно мощный костяк, несли на себе пространство этой комнаты. Пожалуй, это напоминало стиль эпохи Тюдоров: интерьер гораздо более английский, чем внешний вид дома. Получилось очень красиво. Создавалось впечатление не слишком просторного, но полного воздуха пространства: старинная мебель резного дерева, вазы с цветами, в дальнем конце — несколько кресел и два дивана; старинные ковры — розовые с красным и, разумеется, картины… Но поразительно другое: всякий может вот так, запросто, взять и войти, а ведь Дэвид знал, что кроме собственных работ у старика имеется небольшая, но весьма представительная коллекция картин. Назывались известнейшие имена: Энсор [Энсор Джеймс (1860–1949) — бельгийский художник, живописец и график, сначала следовавший французским импрессионистам, а затем обратившийся к национальным традициям, восходившим к Рубенсу и Босху. Известны также его пейзажи и натюрморты.], Марке [Марке Альбер (1875–1947) — французский художник, знаменитый своими пейзажами, стиль которых — сдержанный, искренний и глубоко поэтичный — сугубо индивидуален. Излюбленная тема Марке — Париж.], вон тот пейзаж в самом конце, скорее всего, «холодный» Дерен [Дерен Андре (1880–1954) — французский художник, один из основоположников фовизма (от Les Fauves (фр.) — дикие — движение в живописи, расцветшее после 1905 г. и ассоциирующееся прежде всего с творчеством Матисса. Характерно использованием яркого и произвольно выбираемого цвета, неожиданных цветовых диссонансов для выражения чувств и настроений художника). Дерен затем неоднократно менял стиль, легко переходя от одного к другому. Великолепны его пейзажи, известны также скульптуры, книжная графика, театральные работы.], а над камином…

Но пора было как-то дать знать о своем появлении. Он прошел по каменным плитам, мимо лестницы, к двери в противоположном конце холла. Перед ним простерлась широкая травянистая лужайка, клумбы цветов, живописные группы кустов, декоративные деревья. С севера лужайку защищала высокая стена; Дэвид разглядел за нею другие строения, пониже, не видные от фасада дома: коровники и амбары, оставшиеся от тех времен, когда здесь была ферма. Посреди лужайки росла катальпа, подстриженная в форме огромного гриба; в ее тени расположились, чуть нарочито, словно беседуя между собой, садовый стол и три плетеных кресла. А на траве за ними в знойном озерке солнечного света распростерлись бок о бок две нагие женские фигурки. Та, что подальше, полускрытая от глаз, лежала на спине и, кажется, спала. Та, что поближе, улеглась на живот и, подперев подбородок руками, читала книгу. На голове у нее была широкополая соломенная шляпа, тулью которой свободно обвивала полоса ткани глубокого красного цвета. Девичьи тела уже приобрели шоколадный — совершенно одинаковый у обеих — оттенок. Ни та ни другая явно не подозревали, что в тени дверного проема, всего шагах в тридцати от них, скрывается незнакомец. Трудно было представить, чтобы в лесной тиши они не расслышали, как подъехала его машина. Но он и в самом деле приехал раньше, чем обещал в письме: время «вечернего чая» еще не наступило, пяти часов еще не было. А может, у двери все-таки был звонок, а в доме — слуга, который должен был его услышать? Несколько коротких мгновений он отмечал в уме теплые тона двух неподвижных женских тел, зелень катальпы и зелень травы, яркий кармин ткани на шляпе девушки, розовый цвет стены в отдалении и вдоль стены — ряды очень старых, но аккуратно подстриженных плодовых деревьев. Потом отвернулся и пошел назад, к главному входу. Смущения он не испытывал, все происходящее его скорее забавляло. Он опять подумал о Бет: она была бы в восторге от возможности вот так, с ходу окунуться в живую легенду… Ох уж этот развратный старый фавн и его нашумевшие забавы!

Книга Башня из черного дерева (The Ebony Tower). Джон Роберт Фаулз

Башня из чёрного дерева  — книга британского писателя Джона Фаулза, состоящая из пяти повестей, объединённых пересекающимися мотивами, и изданная в 1974 году.

Башня из чёрного дерева
Молодой художник-абстракционист и арт-критик Дэвид Уильямс приезжает к знаменитому художнику Генри Бресли, чтобы собрать материал для книги о нём. Бресли, известный своим эпатажным поведением и презрением к современному искусству, давно живёт в поместье Котминэ в Бретани. Кроме Бресли, в поместье живут две молодые англичанки, изучавшие искусство и ставшие любовницами Бресли, — Диана («Мышь») и Энн («Уродка»). Дэвид начинает испытывать чувство к Диане, разрываясь между влекущей его красивой и талантливой художницей и своим долгом (через несколько дней он должен встретиться в Париже с женой). В последний вечер между ними происходит объяснение, закончившееся расставанием. Наутро Дэвид уезжает, чтобы продолжить ту жизнь, которую он вёл до этого, понимая, что никогда не увидит больше Диану.

Элидюк
Повесть «Элидюк» представляет собой сделанный Фаулзом перевод лэ Марии Французской. Прославленный рыцарь Элидюк оклеветан перед своим королём и едет за море, в Англию, чтобы служить другому королю, оставив дома верную жену. В Англии Элидюк влюбляется в дочь короля Гиллиадун. Однако Элидюк должен вернуться домой, и он берёт с собой Гиллиадун. Когда об этом узнаёт добродетельная жена Элидюка, она уходит в монастырь, чтобы не мешать счастью двух любящих сердец.

Бедный Коко
Старый писатель снимает коттедж в отдалённой деревенской местности, чтобы написать давно вынашиваемое исследование о Томасе Пикоке. В первую ночь в дом проникает грабитель. Он оказывается приверженцем странных ультралевых взглядов и, пользуясь беспомощностью старика, совмещает грабёж с изложением собственной философии. Перед уходом, связав писателя, грабитель у него на глазах сжигает все его черновики и заметки, уничтожив труд нескольких лет. Писатель пытается дать объяснение этому акту вандализма.

Энигма
Преуспевающий финансист и член Палаты общин Филдинг пропадает без следа и без видимых причин. Полицейский Майкл Дженнигс опрашивает знавших его людей — жену, сына, подругу сына, и пытается понять, был ли Филдинг убит, покончил ли он с собой или инсценировал своё исчезновение.

Туча
Две английские семьи с детьми отдыхают во Франции. Под внешней идиллией картины проступают подводные камни.

Башня из черного дерева (Фаулз Джон)

Альтернативная озвучка

Описание

Книга «Башня из черного дерева» повторила успех всех предыдущих работ писателя и по праву считается мировым бестселлером. Эта книга о встрече людей, живущих в абсолютно разных измерениях. Жизнь молодого художника и искусствоведа Дэвида Уильямса, приехавшего в гости к старому и именитому художнику Генри Бресли, состоит из условностей и теоретических измышлений. Это отражается и в его творчестве: картины Дэвида лишены подлинной глубины и очарования. Для Генри же напротив, не существует никаких авторитетов и правил. Есть только всепоглощающее «я», что и позволяет создавать ему яркие и самобытные полотна. Башней из черного дерева, называет Генри то потаенное место, где притаился дух человека, подчинившего свою жизнь условностям, излишнему следованию моды и, как следствие, навсегда утратившим самого себя.

Другое название

The Ebony Tower [ориг.]

Английское сообщество для студентов - The Ebony Tower

История представляет жизнь художников. Он полон творчества и эмоции. Фаулз объединяет классические и современные школы. Но читая История мы понимаем, что классика не означает консервативность. Как и современный не синоним свободному и неограниченному. Автор выступает против Генри, представитель старой школы живописи Давиду, журналисту и молодому современный художник.

Молодой человек посещает Генри, чтобы узнать и погрузиться в его творческий мир, но падает в бездну греха.Но так ли это на самом деле? Старый художник живет с две женщины в собственном доме. Он ничем не ограничен. Он любит своих женщин. А что с ними? Они далеки от мирской суеты. Они чувствуют комфортно под крылом старого Генри. Двух женщин можно назвать поклонники старого живописца. Но такая жизнь и идеология противоречат идеям Давида. добра и зла. Он современный художник, но на самом деле он консервативен в своем жизнь. У него жена и ребенок. Его жизнь спокойна.

Я также могу сказать, что Дэвид обладает некоторой невиновностью. И здесь мы видим намек на Библию. Давид представляет Адама-первого человека. Мышь - это Ева. И Старый Генри и Фрик составляют старого Змея. Но история Фаулза немного изменилось. Здесь Маус и Дэвид падают одновременно под влиянием атмосфера, созданная Генри, и семена греха, засеянные Фриком. В эмоциональный мир старого писателя поглощает Давида. Но он наконец возвращается к его жизнь и его любимой жене.Он поддался искушению, но справился с этим. И Генри - жестокий и грешный человек. В самом деле?

Давайте еще раз посмотрим на суть истории.

Генри живет в очень красивом месте. Это действительно похоже на сад Эдема. Кажется, что это далеко от материального мира. Старый художник сумел создать свой мир со своими принципами. Mouse and Freak вживую со своим любимым Генри. Можем ли мы считать его своим мужем? Я думаю нет. Он кажется их отцом, и если принять во внимание его возраст, он действительно может быть их отец.И здесь их любовь к нему выше страсти. Мышь говорит, что они не занимаются сексом, она называет это «контактом».

Давид попадает в этот мир греха, где Генрих кажется старым Змей соблазняет своих женщин и Давида. Современный художник видит эту странную любовь треугольник.

Когда они гуляют по озеру, женщины абсолютно голые. Им не стыдно. И здесь возникает вопрос, является ли мир Генри Ад или райский сад.

Девушки не стесняются своей естественной красоты и обнаженности. У них чистые чувства и эмоции. Их любовь к Генриху достигает апофеоза. Oни обожествляйте его. Так является ли Генри богом? Может ли его дом, лес и озеро быть садом Иден?

В этом месте у человека есть уникальная возможность жить чистой жизнью с чистым эмоции и чувства. И даже страсть здесь чистая. Чистая страсть означает, что он свободен от похоти. А кто тогда грешник?

Генри и двое его доброжелателей или Дэвид? Молодой художник попадает в этот почти божественный мир находится под стереотипами потустороннего мира.И он попадает в искушение. Но кого можно винить в этом? Генри или Маус? я думаю это только вина Дэвида. Он впадает в похоть из-за того, что его разум наполнены стереотипами.

У нас есть Эдемский сад и первые невинные люди в нем. Эти Мышь и урод. Но где Бог? Может это Генри? Это он создал этот мир. И правит в ней он.

Кто тогда такой Давид? Он грешник, потому что он просто потомок Адам и Ева.И он имеет право войти в Эдемский сад. Но почему? Сравнивать это с Землей? Чтобы получить шанс остаться там в вечном божественном доброта? Или просто проверить себя?

В конце рассказа Дэвид говорит: «Я выжил». Его приключение в Дом Генри был действительно испытанием для него, его воли, слабости и его жизненные принципы. И я думаю, он прошел. Но какова стоимость этого экзамена? Это знают только Бог и Давид.

(от Seagull)


«Эбеновая башня» - это рассказ о трех днях жизнь журналиста Дэвида Уильямса, который едет во Францию, чтобы взять интервью и написать книгу о старом художнике Генри Брисли.Но кроме него, Дэвид знакомится с двумя студентами, двумя девушками, которые кажутся совершенно разными. Диана, или Мышь, как ее называет Генри, наивна, но у нее есть свои принципы, которые заставляют ее жизнь как она есть. Она живет со стариком, потому что считает, что ему кто-то нужен кто может позаботиться о нем. Она придерживается Генри, потому что кажется ему не таким старик, но как великий художник, думающий по-своему и способный заменить все остальные люди в ее жизни, включая мужчин.

Анна, или Фрик, как ее называет Генри, очень импульсивна. девушка.С самого начала понятно, что она не обычная, судя по тому, как она выглядит, одевается, ведет себя. Она остается только в доме Генри из-за Мыши.

Конфликт истории можно увидеть сейчас когда Дэвид понимает, что у него есть какие-то чувства к Маусу. Он начинает тратить больше времени с ней, ему нравится с ней разговаривать, касаясь самого интересного темы для него, а заодно и познание жизненной позиции девушки. И хотя Фрик считает ее «глупой» девочкой, Дэвид понимает, что только Маус может сделать его жизнь по-настоящему счастливой, это та, кого он искал за всю жизнь и наконец нашел.Диана чувствует к нему то же самое, но она не готова отказаться от всего, что у нее есть, поэтому просто пытается подавлять ее чувства, уделяя время в основном рисованию.

Наверное, если бы они оба были более настойчивыми и могли бы проводить больше времени вместе, был бы другой конец. Но дело в том, что Дэвид был боится что-либо менять. Где-то внутри него произошла драка между его разум и душа, его сомнения и убеждения, его будущее и его прошлое.

Дэвид возвращается к своей семье. Он встречает свою жену и вид ее заставляет его забыть те три дня. Они определенно изменили его взгляды сильно, но они не изменили его личность, поэтому в конце книга Дэвид признается, что ему удалось «выжить», не следуя страсти и эмоции.

( by Luck )


«Эбеновая башня»: Поиск подлинности

История представляет собой тщательное расследование личности человека, когда это происходит выдержать новый способ мировосприятия.Главному герою Дэвиду пришлось испытать его собственное жизненное видение оказалось странным в странной идиллии союз между пожилым художником и двумя его учениками, Энн и Дианой, которые кажутся завороженными неспешной жизнью среди лесов и озер. «Эбеновая башня» - это смелая попытка понять принципы которые поддерживают существование человека. Это также средство выражения битвы внутри главного героя его сомнения и сожаления, его невысказанные желания и неудовлетворенные стремления.Место, где он остановился, вызвало неугасимый огонь в его душе и разуме. Его взгляды на искусство и пути личности Выражения были серьезно проверены, потом скручены и рассыпаны. Место появилось стоять за змея, искушающего и сбивающего с толку. Тишина и очарование жизни, которую вели эти три человека, кажется, скрывает больше, чем кажется на поверхности. У читателя остается чувство тотального изумление после того, как кто-то заметил безвозвратные изменения, управляемые через несколько дней вызвать в главного героя.Тем не менее мы начинаем спрашивать себя о законы и принципы, на которых основана философия нашей жизни.

Название история, безусловно, является подсказкой, которая помогает получить полное представление о сообщение автора. Наиболее подробно это представлено в следующем отрывке:

'Что, черт возьми, значило последнее, что он сказал?'

"Ой". Она улыбнулась. 'Ничего. Всего лишь одна из летучих мышей на его колокольне. Она наклонилась ее голова: «Что, по его мнению, заменило башню из слоновой кости?»

'Абстракция?'

Она покачала головой.«Все, что ему не нравится в современном искусстве. Что он думает неясно, потому что художник боится быть ясным ... ну вы знаете.

Логика аргументация автора состоит в том, чтобы показать быстрое и неожиданное столкновение двух противоположных идеологий - соответствие здравому смыслу и соответствие правила честности. «Башня из черного дерева» символизирует состояние затемнения честность. «Художник боится быть ясным», как и любой обычный человек часто боится представить миру свою настоящую личность.Тем не мение, Возможна и другая интерпретация намекного характера названия.

Критики утверждают, что «эбеновая башня» также вызывает еще одну темную башню, шестнадцатую карту в старших арканах Таро, "Башня", описанная Альфредом Дугласом как "прочная башня, возведенная на травянистом возвышении, [и] пораженная молнией. Молния-вспышка является символом всепоглощающего света истины, в котором вся ложь и в конечном итоге вся двойственность разрушается.Это вспышка внутреннего озарения который приносит свободу просветления. . . . Разрушительное воздействие этого огонь может освободить разум от оков и открыть путь, ведущий к центр; но если сознательный разум не подготовлен, не сильно основан на твердом фондов, это может закончиться катастрофой ».

Таким образом, рассказ представляет собой подробное исследование в духе философии экзистенциализма. Другими словами, это считается одним объяснений «философии кризиса».Основная идея состоит в следующем: чтобы твердо стоять в этом мире, нужно прежде всего изучить свой внутренний мир, оценить свой потенциал и способности. Проблема выдвигается человек. А «Эбеновая башня» дает возможность читателю искать решение этой проблемы. Ни один из вариантов не является нержавеющим, но возможен, если человек верен себе.

(автор: MissJane)

«Эбеновая башня» - всемирно известный роман, написанный Джоном Фаулзом. посвящен разным темам, как повседневным, так и так сказать высоким материалы.Ставится и решается вопрос и проблема современного искусства. в этом. Название произведения «Эбеновая башня» объясняется в романе. сам. Главный герой, художник Генри Брисли, очерняет современников. художники, которые работают с абстракцией, потому что слишком боятся быть понятными. Так, Башня из черного дерева - это место, где вы сбрасываете вещи, которые слишком стары, чтобы ценить их.

Что касается главных героев, то их четверо. Дэвид Уильямс - английский искусствовед и художник цветного поля.Он прибывает в север Франции, чтобы взять интервью у старого художника по имени Генри Брисли. Но когда Туда приезжает Дэвид, он понимает, что в доме живут не только великий художник, а также двумя молодыми студентами-художниками: Дианой (Мышь) и Энн ( Урод).

Итак, один из основных конфликтов - это конфликт, связанный с искусством. Как мы должны относитесь к современному искусству? Какую роль в нашей жизни играет искусство? Это только о эстетическое удовольствие и красота? Или есть что-то еще, что-то более глубокое что заставляет художника творить? Почему художники создают шедевры? Зачем? Делать художники разных течений хотят вызвать одинаковый отклик? Они просто заботиться об этом?

Эти вопросы - лишь несколько примеров, затронутых в романе.Они остаются без ответа. Но они заставляют читателей задуматься. Они заставляют нас исследовать, анализировать и делать выводы.

Еще одна тема, которая также весьма явна, - это тема любви и обязанность. У Дэвида Уильямса есть жена и дочь. Но тем не менее он влюбляется в Диану. Это противоречит его жизненным принципам. Он не хочет продолжать жить с женой. По дороге домой он думает, можно было бы как-нибудь разрешить ситуацию.И он мечтает как было бы замечательно, если бы его жена попала в автокатастрофу и разбилась или если бы Диана была его женой. Но он едет домой. И совершенно ясно, что он будет продолжать вести привычный образ жизни.

Следовательно, последнее предложение рассказа - «Я выжил». означает, что Давиду удалось устоять перед искушением. Но это путешествие повлиять на него. Трех дней хватило, чтобы изменить его отношение к многочисленной жизни. явления.По крайней мере, он получил такой опыт, что мы совершенно ясно понимаем, что как бы ни вел себя Дэвид, он никогда не будет тем человеком, которым был до поездка.

(Ася)


Рассказ «Эбеновая башня», написанный Джоном Фаулз довольно сложен, хотя может показаться просто еще одним рассказ об отношениях людей и искусстве. Его сообщение не лежит на поверхность. Являясь представителем постмодернизма, автор пытается объединить разные аспекты человеческой жизни в одном контекст.Поэтому его роман отсылает к реалиям современной жизни. восприятие жизни, тенденции современного искусства и критика. В Роман представляет собой представление современной жизни, показанной с перспектива художественной позиции и человеческих отношений внутри одного изолированное общество.

Главный вопрос здесь: «Что это за история? около?" Это о жизни художника? Это о восприятии мира через творчество и искусство? Или это просто проблема чей выбор показан через призму художественной жизни? На мой взгляд рассказ не может быть разделен на несколько тем, но должен быть рассматривается как нечто целое, поскольку нет границы между искусством и жизнью в рассказе и возможности человека и желания не ограничиваются внешний мир.

Дэвид, главный герой рассказа, посещает старый художник, чтобы узнать о его жизни и наконец написать книга о нем. Художественный критик и художник, женат. мужчина, который любит свою жену и свою дочь. Он обычный представитель других искусствоведов и журналистов, мужчин и отцы. Итак, этот довольно неприметный мужчина должен тратить три дня в деревне с пожилым художником. Но он фактически оказывается в изолированном месте, где нормальная жизнь стереотипы, кажется, навсегда забыты.Он встречает экстравагантный старый художник, который объясняет ему, что настоящая жизнь выходит за рамки ученого теории. Он встречает эксцентричную девушку по имени Фрик, которая показывает ему, что сила искусства может воскресить развращенную и потерянную душу. Он встречает наивная, добрая и талантливая девушка по имени Мышь, которая позволяет ему понять, чего он хочет и что чувствует. Эти три человека просто сломать стереотипность Дэвида, и вот как автор идея проявляет себя: для достижения настоящей свободы познания искусство и создавать шедевры нужно избавиться от ограничений навязывается ему привычками, моральными и социальными правилами.Но один сильный достаточно для этого?

Итак, о чем эта история? Это история о человеке, чей восприятие меняется под влиянием чистого искусства. Это рассказ о человек, который погрузился в самую глубину художественного и даже сюрреалистическое существо, испытавшее чувства, до которых он никогда не приходил напротив, который, наконец, пришел к определенному пониманию своего желания, но кому наконец удалось это оставить. "Он сдается что осталось: абстракции.Я выжил ».

(Рина)

.

«Эбеновая башня» Джона Фаулза

изысканно написанное буржуазное развлечение. возможно, не то назидательное исследование эмоций, идентичности и человеческой природы, которое задумал автор, - а скорее отступление после моего прекрасного опыта с его блестящим «Опарышом» - но тем не менее приятная мелочь. У Фаулза прекрасная рука с прозой; его характеристика глубокая и нюансированная, но, к сожалению, сами персонажи довольно неинтересны, так что, к сожалению, это будут все эти симпатичные предложения, соединенные вместе, которые я в основном буду помнить.

«Эбеновая башня» - 2 звезды. Фаулз исследует внешнюю жизнь пожилого художника и прославляет enfant dangerous арт-сцены, а также внутреннюю жизнь художника и критика, которому поручено взять у него интервью. как уже отмечалось, характеристика была богатой и реальной. К сожалению, меня мало интересует жизнь склонного к истерике, пьяного развратника и еще меньше интереса к наполненному тревогой критику, обдумывающему роман. эбеновая башня в названии - это идея, причем податливая: для пожилых джентльменов это ужасное место, где живет искусство, которое все думает, а не чувствует; для младшего это темная пропасть, которая лежит между тем, что он должен делать (оставаться верным своей любящей, талантливой жене) и тем, что он хочет делать (трахнуть того молодого студента-искусствоведа, живущего со старшим мужчиной).Моя эбеновая башня - это место, куда я хочу отправить обоих персонажей.

«Элидук» - 1 звезда. Фаулз рассказывает средневековую историю о неверном рыцаре, разрывающемся между его любящей женой и пылкой молодой леди, которую он хотел бы сделать своей собственной. история кажется корыстным оправданием даже для исследования конфликта «Эбеновой башни» в первую очередь. сам текст на удивление тусклый, так что это была утомительная работа.

«Загадка» - 4 звезды. это жемчужина коллекции.Писатель постарше оказывается в плену у загадочного молодого вора, который оказывается умным, политическим, не заинтересованным физически мучить свою трусливую жертву, и все же в конечном итоге выносит самое садистское наказание, какое только можно вообразить для писателя, который вот-вот закончит свой труд о любви - книга о писателе 19-го века Томасе Лав Пикоке, писавшаяся четыре года назад (при выборе предмета пришлось смеяться). Загадка, о которой идет речь, заключается в том, «почему молодой человек совершил такой ужасный поступок - и, дорогой меня, зачем он вообще после этого показывал большой палец вверх?» хотя это было не самое захватывающее из того, что можно было созерцать, Фаулз проделывает такую ​​великолепную работу, показывая нам, кто этот писатель, и делает это так резко, что я был очарован, почти против моей воли.и когда ужасное деяние действительно происходит, я обнаружил, что моя реакция была такой же ужасной, как и у автора, когда мой внутренний анархист должен был радоваться. Но трудно радоваться, когда творчество даже самых буржуазных писателей беспощадно уничтожается. видимо, я все-таки не очень сторонник революции - отрубить мне голову!

«Облако» - 3 звезды. Несмотря на то, что в ней представлены те же самые персонажи, которые предаются тому же типу сентиментального взгляда на пупок, который присутствует на протяжении всей книги, эта новелла была самым красиво написанным из сборника и закончилась тревожно двусмысленной нотой, которая мне очень понравилась.он рассказывает о приятном дне во время отпуска на юге Франции (конечно): пять мужчин и женщин обсуждают свои взгляды на жизнь и искусство, время от времени совершая финты и уколы друг другу, все довольно цивилизованно, в то время как один из них медленно взрывается на внутренней. немного раздражает, но было много прекрасных пролетов прозы и несколько довольно интересных моментов - в целом, это было очень похоже на книгу, в которой это было.

.

Эбеновая башня - Короткие рассказы - Джон Фаулз (John Fowles) »Стр. 2» Бесплатные книги в Интернете

BookFrom.Сеть ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ для закладок и избранного Меню
  • Войти
    • Авторизоваться:
.

Эбеновая башня - Короткие рассказы - Джон Фаулз (John Fowles) »Стр. 3» Бесплатные книги в Интернете

BookFrom.Сеть ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ для закладок и избранного Меню
  • Войти
    • Авторизоваться:
.

The Ebony Tower (ТВ, 1984) - The Ebony Tower (ТВ, 1984) - Отзывы пользователей

Хорошая обстановка старого французского поместья летом, населенным старым драконом художника (Оливье) и двумя девушками, бывшими студентами-художниками, что он поймал в ловушку (Скакки и Уилкокс). В его царство, чтобы взять интервью у него, приходит не странствующий рыцарь, а самодовольный пример современного мира (Рис). Одна из девушек, застенчивая, но одаренная, задается вопросом, сбежать ли с ним и воссоединиться с миром. Еще до конца она понимает, что он того не стоит.

В книге сказано намного больше, но мы должны удовлетвориться кратким набегом на этот фильм, который эмоционально и интеллектуально тоньше. В качестве компенсации мы мельком видим несколько прекрасных картин, а в инсценировке «Déjeuner sur l'herbe» Мане - несколько прекрасных обнаженных девушек. В целом он выглядит привлекательным, но легким, сильной стороной которого является красота и, более того, острота Греты Скакки как яркой талантливой молодой женщины, неуверенной в своем направлении.

3 из 3 считают эту информацию полезной.Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.
Постоянная ссылка .

Смотрите также

Сайт о Бане - проект, посвященный строительству, эксплуатации и уходу за русской баней. Большой сборник статей, который может быть полезен любому любителю бани

Содержание, карта сайта.